Характеристика киберпреступлений против банковской деятельности в законодательстве Азербайджанской Республики

Характеристика киберпреступлений против банковской деятельности в законодательстве Азербайджанской Республики
Rate this post

банк

ПРАВО СТРАН СНГ

Необходимо отметить, что в уголовном законодательстве Азербайджанской Республики «киберпреступления» употре­бляются в качестве нового понятия. Так, в Уголовном кодексе Азербайджанской Республики (далее — УК АР) такой термин не использовался, вместо него применялось понятие «престу­пления в области компьютерной информации». Утратившая свою силу глава 30 УК АР называлась «Преступления в области компьютерной информации» (3). Уголовное законодатель­ство АР до принятия Кодекса не предусматривало ответствен­ности за общественно опасные деяния в области компьютер­ной информации в качестве специальной нормы. Учитывая объективные реалии, вступивший в силу с 1 сентября 2000 г. УК включал в себя главу 30, посвященную преступлениям в области компьютерной информации. Объективная реаль­ность же в том, что компьютерные информационные систе­мы, считающиеся признаком научно-технического прогресса, стали использоваться в преступных целях, что в свою очередь, превратилось в серьезную угрозу для общественной безопас­ности. В настоящее время преступники взламывают компью­терные системы для получения информации незаконным об­разом. Речь идет об общественно опасных деяниях незаконно­го доступа к компьютерной информации, т.е. информации на машинных носителях, электронно-вычислительных машинах (ЭВМ), в системе электронно-вычислительных машин или их сетях, защищенной законом. Данные деяния могут привести к уничтожению, изоляции, модификации, копированию дан­ных, либо нарушению деятельности ЭВМ, системы или сети, нанесению значительного ущерба. В определенных случаях преступники создают вредоносные программы для ЭВМ, ис­пользуют или распространяют их. Очевидно, что такие дей­ствия приводят к тяжким последствиям. В некоторых случаях лицо, имеющее разрешение на доступ к ЭВМ, к системе или сети ЭВМ, нарушает правила эксплуатации, и в результате данные на ЭВМ, охраняемые законом, уничтожаются, изоли­руются или модифицируются. Ни для кого не является тай­ной, что это приводит к нанесению вреда. Речь идет о соверше­нии преступлений в области компьютерной информации. С другой стороны, преступники используют новые компьютер­ные технологии для упрощения совершения традиционных преступлений (например, кражи, мошенничества и пр.). Учи­тывая вышеуказанное и иные реалии, законодатель предусмо­трел отдельную главу (30-ю) для борьбы с преступлениями в области компьютерной информации в УК АР. В данную главу были включены пять статей (271-273.2), посвященных право­вому регулированию преступлений в области компьютерной информации.

Предусмотрение ответственности за отдельные виды пре­ступлений в области компьютерной информации со стороны законодателя стало рациональным и правильным подходом, с учетом объективной необходимости, и, несомненно, не но­сило случайный характер. Нельзя забывать, что борьба с пре­ступлениями в области компьютерной информации в странах с существующей компьютерной системой (точнее, в странах с высоким уровнем компьютеризации) стала одной из основ­ных проблем. Нет ничего странного в отражении объективной реальности. Дело в том, что преступления в области компью­терной информации являются общественно опасными дея­ниями и могут нанести значительный ущерб. Например, в США в результате таких преступлений каждый год наносится ущерб в размере 5 млрд долларов; в Германии преступники с помощью компьютеров ежегодно воруют около 4 млрд евро; во Франции ущерб, наносимый в результате преступлений в области компьютерной информации, достигает 1 млрд евро в год. Количество преступлений в области компьютерной ин­формации возрастает на 30-40 % ежегодно.

В законодательстве некоторых стран, в отличие от УК АР, вместо понятия «преступления в области компьютерной информации» употребляется термин «компьютерные пре­ступления». Например, в Нидерландах принят Закон «О ком­пьютерных преступлениях», в котором используется именно данный термин (Computer Crime Art). На страницах правовой литературы данное понятие также широко распространено. В научно-практических комментариях, диссертационных иссле­дованиях, монографиях и пр. также преимущественно употре­бляется термин «компьютерные преступления».

Компьютерные преступления совершаются и в банков­ской сфере. К. П. Боришполес предоставляет перечень объ­ектов, являющихся потенциальной целью компьютерных пре­ступлений, в котором банки стоят на первом месте. С другой стороны, нельзя упускать из поля зрения, что, по мнению экс­пертов, банковская система является самой привлекательной сферой экономики для преступников. Так, они, пользуясь компьютерными технологиями, совершают различные обще­ственно опасные деяния в банковской сфере. Анализ данных деяний предоставляет возможность определить типичные ме­тоды совершения компьютерных преступлений. Во-первых, широко распространенными являются компьютерные престу­пления по незаконному (неавторизованному) доступу к базам данных банка с помощью телекоммуникационной сети. В ре­зультате таких преступлений осуществляется незаконный пе­ревод денежных средства в особо крупном размере. Во-вторых, компьютерные преступления обычно не совершаются одним лицом. Нельзя забывать, что такие преступления в своем боль­шинстве носят групповой характер. Иными словами, компью­терные преступления в банковской сфере и компьютерные преступления в общем совершаются хакерской преступной группировкой (группой). Хакеры, будучи профессиональны­ми преступниками, являются «нападающими» на банковскую систему. Обладая достаточным интеллектуальным уровнем, они хорошо осведомлены о телекоммуникационных и вычис­лительно-платежных технологиях. С другой стороны, нельзя забывать, что они оснащены высокой, передовой технической базой. Хакеры познают секреты такого технического оборудо­вания и могут искусно им пользоваться. В результате, хакеры успешно «атакуют» банки, о чем в своих трудах пишут авторы в более детальном виде. Особенно надо отметить, что хакеры взламывают компьютерные сети коммерческих банков и осу­ществляют кражу денежных средств в большом объеме.

В-третьих, большинство компьютерных преступлений в банковской сфере осуществляется непосредственно с участием самих работников банка. Работники банка предоставляют па­роли и идентификационные данные преступникам. Преступ­ники, входящие в компьютерную систему банка, оформляют поддельные платежи. Потом украденные деньги переводятся на счет в одном из банков, и с помощью фальшивого платеж­ного поручения выводятся с данного счета.

Необходимо отметить, что компьютерные преступления являются деяниями, создающими общественную опасность для банков. Так, данные деяния должны рассматриваться как один из видов преступлений особого характера, совершаемых против банковской деятельности. Однако по определенным причинам некоторые авторы (исследователи) забывают при­числить компьютерные преступления к ряду банковских пре­ступлений — преступлений против банковской деятельности. Считаем, что компьютерные преступления являются крими­нальными деяниями, препятствующими осуществлению нор­мальной банковской деятельности. Поэтому данные престу­пления следует рассматривать как один из видов преступного деяния против банковской деятельности.

Сегодня понятие «преступления в области компьютер­ной информации», то есть «компьютерные преступления», отмеченные в УК АР, было заменено законодателем на поня­тие «киберпреступления». В соответствии с этим мы должны употреблять термин «киберпреступления в банковской сфе­ре». Глава 30 УК АР называется не «преступления в области компьютерной информации», а «киберпреступления».

Причина употребления термина «киберпреступления» законодателем кроется в том, что международное законода­тельство (в документах по международному праву) исполь­зуется термин «киберпреступления». Речь, в первую очередь, идет о Международной конвенции «О киберпреступности», принятой Европейским советом. Необходимо отметить, что единый подход к проблеме киберпреступности считается основной задачей вышеупомянутой Конвенции. Для выпол­нения данной задачи каждое государство — участник данной Конвенции обязалось ввести соответствующие статьи о ки­берпреступлениях в национальное уголовное Законодатель­ство. Азербайджанская Республика, являющаяся одной из участниц Конвенции, для выполнения данного обязательства сменила название главы УК АР «Преступления в области ком­пьютерной информации» на термин «Киберпреступления». Причину данного факта также можно объяснить тем, что «ки­берпреступления» являются более содержательным и емким термином по сравнению с «преступлениями в области ком­пьютерной информации». Данное обобщенное понятие дает возможность охватить многие виды преступлений в области компьютерной информации. Ранее глава 03 УК АР предусматривала только три вида преступлений в области компьютер­ной информации. Исследователи справедливо и основательно указывают, что данные виды не охватывают весь круг обще­ственно опасных деяний, совершаемых в области компьютер­ной информации. Учитывая данную ситуацию, законодатель полностью заменил содержание Главы 30 УК АР, и внес пять видов киберпреступлений в данную главу. Речь, в первую оче­редь, идет о таком виде киберпреступности, как незаконный доступ к компьютерной системе, за который предусмотрена ответственность в ст. 271 УК АР.

Второй вид кибепреступления — незаконное приобрете­ние компьютерной информации, его правовое регулирование осуществляется на основании ст. 272 УК АР.

Третьим видом киберпреступления считается незакон­ное вторжение в компьютерную систему или в компьютерные данные. Вопрос ответственности за данное преступление клас­сифицируется ст. 274 УК АР.

Несомненно, что для совершения киберпреступлений, предусмотренных статьями 271-273, преступное лицо исполь­зует необходимые средства (сооружения или компьютерные программы). С этой целью оно изготавливает средства, и с по­мощью данных инструментов незаконно вторгается в компью­терную систему (ст. 271 УК АР), компьютерные системы или данные (ст. 273 УК АР) или незаконно приобретает компью­терные данные (ст. 272 УК АР). Законодатель предусматривает ответственность за оборот средств (сооружений или компью­терных программ), изготовленных для совершения киберпре­ступлений; данное деяние является четвертым видом кибер­преступления. Статья 273-1 УК АР посвящена именно борьбе с данным видом киберпреступления. Необходимо помнить, что в соответствии с данной статьей, изготовление (подготов­ка) средств для совершения преступлений, предусмотренных статьями 271-273 УК АР, импорт таких средств, приобретение с целью использования, хранение, продажа, распространение или оборот в иной форме влечет за собой ответственность.

Порой лицо фальсифицирует компьютерные данные. Цель — выдать фальсифицированные компьютерные данные за аутентичные (подлинные) данные или использовать их. В ито­ге компьютерные данные уточняются, стираются или блоки­руются, что, в свою очередь, становится причиной нарушения аутентичности (подлинности) первичной компьютерной ин­формации. Речь идет о таком общественно опасном деянии, как фальсификация компьютерной информации, и оно яв­ляется пятым видом киберпреступления. Уголовно-правовая классификация данного вида киберпреступления осуществля­ется на основании статьи 273-2 УК АР.

Таким образом, действующее уголовное законодатель­ство АР предусматривает ответственность за нижеуказанные пять видов киберпреступлений: 1) незаконный доступ к ком­пьютерной системе (ст. 271 УК АР); 2) незаконное приобрете­ние компьютерной информации (ст. 272 УК АР); 3) незакон­ное вторжение в компьютерную систему или компьютерные данные (ст. 273 УК АР); 4) оборот средств, изготовленных для совершения киберпреступлений (ст. 273-1 УК АР); 5) фальси­фикация компьютерной информации (ст. 273-2 УК АР).

Вышеуказанные киберпреступления могут быть совер­шены и в банковской сфере. Нельзя забывать, что банковская система является основной экономической сферой, где со­вершаются киберпреступления. Если киберпреступления со­вершаются в банковской системе, они должны быть охвачены понятием «киберпреступления в банковской сфере». Кибер­преступления в банковской сфере, безусловно, являются об­щественно опасными деяниями против банковской деятель­ности. Таким образом, анализ отдельных видов киберпресту­плений в уголовно-правовом контексте и их уголовно-право­вая характеристика актуальны с точки зрения исследования выбранной нами темы, и являются вопросом, вызывающим научный интерес.

Как мы отмечали ранее, криминальное деяние (киберпре­ступление) по незаконному доступу в компьютерную систему предусматривает уголовную ответственность в ст. 271 УК АР. Из уголовно-правого указания становится ясным, что неавто­ризованный вход в компьютерную систему или ее какую-либо часть, нарушение мер защиты данной системы или ее части, или получение компьютерной информации, хранящейся в данной системе или вторжение с иной личной целью, явля­ются преступным деянием и предусматривают уголовную от­ветственность.

Объект преступления составляют общественные отноше­ния, обеспечивающие неразглашение и конфиденциальность компьютерной информации. Компьютерными данными яв­ляются любые сведения, пригодные для использования и об­работки в компьютерной системе (включая факты, данные, программы и понятия). Под компьютерной системой под­разумевается сооружение или взаимосвязанная между собой группа систем, осуществляющая автоматическую обработку данных согласно программам. Именно сведения, хранящиеся в компьютерной системе, или компьютерные данные являют­ся предметом преступления.

Общественно опасное деяние является обязательным признаком объективной стороны преступления по незаконно­му доступу к компьютерной системе. Этот признак, т.е. обще­ственно опасное деяние, выражается только в форме действия. Совершение преступления в форме бездействия невозможно.

Анализируемое нами общественно опасное деяние яв­ляется преступлением не с материальным, а с формальным составом. Так, для завершения преступления достаточно не­законного вторжения в компьютерную систему. Именно с мо­мента свершения данного действия преступление считается завершенным; не требуется наличие последствий данного не­законного вторжения.

Что касается субъективной стороны преступления, необ­ходимо отметить, что она характеризуется прямым умыслом. Так, лицо, незаконно вторгающееся в компьютерную систему или ее часть, осознает незаконность и общественную опасность своего деяния (действия), предвидит его общественно опасные последствия и желает их. Лицо также должно проникнуть в компьютерную систему для получения хранящейся здесь ком­пьютерной информации или с иной личной целью. Значит, мотив является обязательным элементов преступления.

Субъектом преступления является вменяемое физиче­ское лицо, достигшее 16-летнего возраста. Это лицо, не обла­дающее правом доступа к компьютерной системе или ее ча­сти; лицо нарушает меры защиты компьютерной системы или ее части и вторгается в нее для получения хранящихся здесь данных или иной личной целью. Поэтому лицо, достигшее 16 лет, становится субъектом преступления.

При повторном незаконном вторжении в компьютерную систему, совершении данного деяния по предварительному сговору группой лиц, организованной группировкой или преступным союзом (организацией), или путем злоупотребления должностным лицом своих служебных полномочий, данные деяния классифицируются соответствующими пунктами ст. 271.2 УК АР (пункты 271.2.1., 271.2.2. и 271.2.3). Необходимо особо выделить деяние по незаконному вторжению в компью­терную систему общественно значимого объекта инфраструк­туры или часть такой системы. Данное деяние предусмотрено в ст. 271.3 УК АР. Под общественно значимым объектом ин­фраструктуры подразумеваются государственные управления, предприятия, организации, неправительственные организа­ции (общественные фонды и объединения), кредитные орга­низации, страховые компании, инвестиционные фонды, ока­зывающие значимые услуги для государства и общества.

Деяние по незаконному получению компьютерной ин­формации, являющееся одним из видов киберпреступлений, классифицируется по ст. 272.1 УК АР; из уголовно-правового контекста данной части следует, что преднамеренное извле­чение информации, передаваемой компьютерной системе, из компьютерной системы или в пределах такой системы, и не подлежащей общему пользованию, а также электромаг­нитное облучение компьютерных систем, являющихся носи­телями компьютерной информации, с помощью технических средств со стороны неавторизованного лица приводит к воз­никновению уголовной ответственности.

Рассматриваемый нами вид киберпреступления посягает на безопасное хранение и оборот компьютерной информа­ции. Поэтому общественные отношения, обеспечивающие безопасность компьютерной информации, являются объек­том преступления.

Что касается объективной стороны преступления, необ­ходимо отметить, что общественное опасное деяние является обязательным атрибутом объективной стороны преступления. Сущность общественно опасного деяния в том, что лицо полу­чает доступ к компьютерным данным, защищенным законом, без согласия и разрешения их владельца. Нельзя забывать, что получение компьютерной информации без согласия и разре­шения их владельца является общественно опасным деянием, криминальным действием. Преступление может быть совер­шено только в форме действия общественно опасного деяния. Это очевидно. Так, незаконное извлечение компьютерной ин­формации требует совершения соответствующих действий, в первую очередь, использования технических средств. Что ка­сается формы бездействия общественно опасного деяния, со­вершение преступления в данной форме невозможно.

По конструкции закона, данное общественно опасное де­яние является преступлением с формальным составом. Так, преступление считается завершенным с момента извлечения компьютерной информации. Надо учитывать, что ст. 272, предусматривающая уголовную ответственность за данное де­яние, не показывает последствий, определяющих момент за­вершения преступления или его обуславливающих. Если бы указывалось то или иное последствие, преступление считалось бы завершенным при наступлении данных последствий и име­ло бы материальный состав.

Субъективная сторона преступления по незаконному приобретению компьютерной информации характеризуется только умышленной формой. Так, по положению ст. 272.1 УК АР, преднамеренное извлечение компьютерной информации лицом приводит к уголовной ответственности. Для уточнения отметим, что лицо осознает свой поступок, то есть незакон­ность и общественную опасность извлечения компьютерной информации, предвидит общественно опасные последствия и желает их. Поэтому субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Субъектом преступного умысла является вменяемое физическое лицо, достигшее 16 лет до совершения общественно опасного деяния. Несмотря на отсутствие прав, оно умышленно извлекает компьютерные данные, пользуясь техническими средствами. Отметим, что за­конодатель определил использование технических средств как метод совершения преступления по незаконному извлечению компьютерной информации. Иными словами, преступле­ние должно быть совершено путем применения технических средств. Почему же законодатель не определяет другие методы извлечения компьютерной информации? Ведь компьютерные средства могут быть извлечения не только с помощью техни­ческих средств (например, путем использования специальных программных средств, незаконного применения подлинного пароля и кода и пр). Законодатель забывает об указании этих методов. Полагаем, что употребление законодателем термина «различные средства» вместо «технических средств» было бы целесообразным и охватило бы всевозможные средства неза­конного извлечения компьютерной информации.

В ст. 272.2.3 УК АР, предусматривающей ответственность за преступление по незаконному извлечению компьютерной информации, идет речь об особом субъекте. Под особым субъ­ектом понимается лицо, злоупотребляющее своим служеб­ным положением. В случае незаконного извлечения компью­терной информации со стороны должностного лица, исполь­зующего свое служебное положение, его деяние классифици­руется по ст. 272.2.3 УК АР.

Деяние по незаконному доступу к компьютерной системе или компьютерной информации тоже считается киберпре­ступлением и ответственность за него предусмотрена в ст. 273 УК АР. Согласно ч. 1 данной статьи, в случае преднамерен­ного повреждения, уничтожения, порчи, модификации или блокировки компьютерной информации со стороны лица, не имеющего на это разрешение, и нанесения тем самым ущер­ба в значительном размере, лицо подвергается наказанию по отдельным определенным уголовно-правовым санкциям. Объект преступления составляют общественные отношения, обеспечивающие безопасность и компьютерной системы, и компьютерной информации. Никто не имеет права на не­правомерный доступ к компьютерной информации или ком­пьютерной системе. Незаконное вторжение является преступ­ным посягательством на безопасность компьютерной системы или компьютерной информации. Объективная сторона пре­ступления характеризуется различными альтернативными действиями, перечисленными в диспозиции ст. 273.1 УК АР и включающими в себя: 1) преднамеренное повреждение ком­пьютерной информации; 2) преднамеренное уничтожение компьютерной информации; 3) преднамеренную порчу ком­пьютерной информации; 4) преднамеренную модификацию компьютерной информации; 5) преднамеренную блокировку компьютерной информации.

Под преднамеренным повреждением компьютерной информации подразумевается приведение носителей такой информации в состояние непригодности для последующего применения и использования. Преднамеренное уничтожение компьютерной информации означает ее стирание, в данном случае становится невозможными пользоваться компьютер­ной информацией. Уничтоженные материалы также невоз­можно восстановить. Порча компьютерной информации подразумевает приведение информации в состояние, когда ее использование должным образом исключается. В случае преднамеренной модификации компьютерной информации содержание компьютерной информации подвергается трансформации, теряет свое первичную форму. Преднамеренная блокировка компьютерной информации приводит к постоян­ной или временной потере функций компьютерной информа­ции.

Наличие как минимум одного альтернативного действия, указанного выше, достаточно для совершения преступления. Однако данные действия должны повлечь за собой нанесение значительного ущерба. С момента нанесения значительного ущерба преступление считается завершенным. Значит, рас­сматриваемое нами общественно опасное деяние является преступлением с материальным составом, согласно конструк­ции законодателя. Ущерб в значительном размере же подраз­умевает нанесение ущерба в размере более тысячи манат или нанесение другого значительного ущерба интересам государ­ства, общества или отдельных лиц, охраняемым законом, в ре­зультате общественно опасного деяния.

Ущерб в значительном размере также может быть на­несен в результате других действий, не предусмотренным за­конодателем. Например, не учтены законодателем случаи уничтожения, копирования, модификации компьютерной информации, нарушения деятельности компьютерной систе­мы (сети) и прочее. Предлагаем внесение законодателем их в ряды альтернативных действий, характеризующих объектив­ную сторону преступления.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Так, при повреждении, уничтожении, пор­че, модификации или иных действий с компьютерной инфор­мацией, лицо осознает незаконность и общественную опас­ность своего деяния, предвидит его общественную опасность и желает это.

Субъектом преступления является вменяемое физиче­ское лицо, достигшее 16 лет до совершения общественно опас­ного деяния. Иными словами, вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста, привлекается к уголовной от­ветственности за указанное деяние, и данное лицо признается субъектом преступления.

Статья 273.2 УК АР предусматривает ответственность за преднамеренное серьезное препятствование деятельности компьютерной системы, и данное деяние рассматривается как форма незаконного вторжения в компьютерную систему. Со­гласно данной статье, преднамеренное учинение серьезных препятствий деятельности компьютерной системы путем ввода, передачи, повреждения, стирания, порчи, модифика­ции или блокировки компьютерной информации со стороны лица, не имеющего на это разрешение, приводит к возникно­вению ответственности.

Объект преступления составляют общественные отноше­ния, обеспечивающие нормальное функционирование ком­пьютерной системы. Это очевидно, так как преступный умы­сел посягает на общественные отношения, обеспечивающие нормальную деятельность компьютерной системы.

Несомненно, что препятствование деятельности компью­терной системы может быть учинено посредством альтерна­тивных действий, таких как ввод, передача, повреждение, сти­рание, порча, модификация или блокировка компьютерной информации. Именно по этой причине объективная сторона преступления характеризуется перечисленными выше альтер­нативными действиями, совершение одного из них приводит к серьезным нарушениям в функционировании компьютерной системы. Серьезное препятствование деятельности компью­терной системы подразумевает такое нарушение, в результате которого ограничивается возможность пользования данной системой или обмена данными с иными компьютерными системами, со стороны владельца или пользователя компьютер­ной системы.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом; субъектом считается вменяемое физиче­ское лицо, достигшее 16 лет до совершения общественно опас­ного преступления.

Теперь перейдем к уголовно-правовой характеристике другого киберпреступления. Речь идет об анализе преступно­го деяния, предусмотренного ст. 273-1 УК АР, в уголовно-пра­вовом контексте. Согласно ч. 1 данной статьи, основной целью ее подготовки или адаптации является привлечение к ответ­ственности за изготовление сооружений или компьютерных программ, являющихся инструментом совершения престу­плений, предусмотренных в статьях 271-273 данного Кодекса (ст. 271 УК АР — незаконный доступ к компьютерной системе; ст. 272 УК АР — незаконное извлечение компьютерной инфор­мации; незаконное вторжение в компьютерную систему или компьютерные данные — ст. 273 УК АР), а также импорт, при­обретение с целью использования, хранение, продажа, рас­пространение или способствование приобретению иными путями таких сооружений или компьютерных программ, с це­лью совершения аналогичных преступлений, влекущих за со­бой нанесение ущерба в значительном размере. Необходимо отметить, что данный вид преступления имеет материальный состав, то есть это общественно опасное деяние с материаль­ным составом. Так, для завершения преступления требуется нанесение ущерба в значительном размере, и с момента его на­несения преступление считается завершенным.

Рассматриваемое преступление имеет два объекта: ос­новным объектом преступления считаются общественные отношения, обеспечивающие предотвращение киберпресту­плений; в качестве дополнительного объекта приняты обще­ственные отношения, предотвращающие оборот средств, из­готовленных для совершения киберпреступлений.

Объективная сторона преступления характеризуется не­сколькими альтернативными действиями, перечисленными в диспозиции ст. 273-1.1 (изготовление, импорт, приобретение с целью пользования, хранение, продажа, распространение и способствование приобретению иными путями сооружений или компьютерных программ, с целью совершения данных преступлений). Совершение одного из альтернативных дей­ствий достаточно для совершения преступления.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом; субъектом считается вменяемое физиче­ское лицо, достигшее 16 лет до совершения общественно опас­ного преступления.

Мы предоставили уголовно-правовую характеристику пяти видов киберпреступлений, предусмотренных в действу­ющем уголовном законодательстве АР, выяснили их стороны (элементы). Однако данные виды киберпреступлений не от­ражают всех общественно опасных деяний, совершаемых в сфере информационных технологий (области компьютерной информации). Иными словами, УК АР не отражает в себе все виды киберпреступлений. Факт в том, что глава 30 УК АР не определяет ответственность за некоторые виды киберпресту­плений. Считаем, что законодатель должен рассмотреть во­прос включения статей, устанавливающих ответственность за некоторые виды киберпреступности, ранее не предусмотрен­ные УК.

Речь, в первую очередь, идет о формулировании законо­дателем отдельной статьи, предусматривающей ответствен­ность за кражу денежных средств путем использования ком­пьютерной техники. Данное деяние является одним из видов киберпреступления. Нужно учитывать, что в настоящее вре­мя широко распространено криминальное деяние по краже денежных средств, путем применения компьютерных средств. Не секрет, что в качестве главного объекта для совершения пре­ступления злоумышленники выбирают банки. Путем ввода ложных (не соответствующих истине) данных в коммерческую систему банка, преступники осуществляют кражу денежных средств в крупных размерах. Большинство таких преступле­ний совершается непосредственно самими сотрудниками бан­ка. Преступники входят в банковский компьютер с помощью модема и пользуясь паролем и идентификационными дан­ными (в некоторых случаях предоставляемыми банковскими работниками), осуществляют фальсифицированный платеж. Потом украденные средства переводятся на счет в другом бан­ке. Затем путем платежного поручения или иными путями мошенники снимают деньги со счета.

Отдельно надо рассмотреть кражу банковских денежных средств путем использования компьютерной техники со сто­роны хакеров. Хакеры, «работающие и действующие» в от­дельном охраняемом здании, осуществляют кражу денежных средств в большом объеме, незаконно вторгаясь в компьютер­ную систему коммерческих банков, посредством передовых технологий.

Для правовой оценки деяния по краже денежных средств с использованием компьютерной техники необходимо отме­тить, что обычно кража классифицируется как тайное хище­ние имущества третьего лица (ст. 177 УК АР). Правоохрани­тельные органы в определенных случаях, в зависимости от по­следствий данной преступной деятельности (мошенничества), классифицируют данное деяние как присвоение чужого иму­щества путем злоупотребления доверием или обмана, то есть как мошенничество (ст. 178 УК АР). Такой подход к вопросу не более чем применение уголовного закона по аналогии.

УК АР же запрещает применение закона по аналогии. В ст. 5.2 УК АР отмечается, что не допускается применение за­кона по аналогии. Возникает вопрос: по какому праву кража денежных средств с использованием компьютерной техноло­гии классифицируется как кража (ст. 177 УК АР) или мошен­ничество (ст. 178 УК АР). Разве это не нарушения такого важ­ного предписания УК АР, как не «не допускается применение уголовного закона по аналогии».

Самый правильный вариант в том, что законодатель дол­жен внести отдельную статью, предусматривающую ответ­ственность за кражу денежных средств с помощью компью­терных технологий. Данное предложение является разумным, и обоснованным с уголовно-правовой точки зрения. Наше предложение состоит в том, чтобы признать кражу денежных средств с пользованием компьютерных средств независимым преступным составом. Необходимо помнить, что есть анало­гичные статьи в УК некоторых стран. Например, УК Респу­блики Беларусь именно так разрешает создавшуюся пробле­му: согласно ст. 212 УК предусматривается ответственность за кражу имущества путем модификации информации, исполь­зуемой в компьютерной системе, хранящейся на машинных носителях или передаваемой посредством информационных сетей передач. Необходимо учитывать, что Модель Уголовного кодекса для стран — участниц СНГ предлагала внесение неза­висимого преступного состава в отношении кражи с исполь­зованием компьютерной техники, в национальное уголовное законодательство.

Несомненно, модификация компьютерной информа­ции третьего лица является общественно опасным деянием, совершаемым путем обмана или злоупотребления доверием, и приводит к нанесению имущественного ущерба. Считаем, что законодатель должен признать данное деяние как деяние с преступным составом, и внести отдельную статью в УК АР, предусматривающую ответственность за данное деяние.

Хотелось бы затронуть еще один вопрос: порой лицо осу­ществляет неправомерный доступ к компьютерной системе третьего лица, с целью извлечения данных, содержащихся в этой системе, или без иных личных целей (в случае наличия такой цели, классификация деяния осуществляется по ст. 271 УК).

Например, неправомерный доступ к компьютерной си­стеме преследует цель ознакомления с данными, хранящими­ся в системе, что не является причиной нанесения какого-либо ущерба. Речь идет об ознакомлении с информационной систе­мой третьего лица, путем неправомерного доступа без цели нанесения ущерба (в отличие от незаконного проникновения в квартиру третьего лица). УК АР не предусматривает ответствен­ность за подобное деяние. Встает вопрос: почему действующее законодательство не принимает данное деяние в качестве пре­ступления, а незаконное проникновение в квартиру считает криминальным деянием? Полагаем, что будет целесообразным, если законодатель обратит должное внимание для подготовки ответа на данный вопрос. Нельзя забывать, что, как и квартира, информационная система третьего лица неприкосновенна. По­этому без разрешения владельца, никто не имеет право пося­гать ни на чужое имущество, ни на информационную систему. Как и имущество, информационная система должна быть за­щищена уголовно-правовыми средствами.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 6 (85) 2015

You may also like...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *