Четверг, 10 сентября 2015 10:53

Определение принципа свободы перемещения товаров в международных экономических интеграционных объединениях на примере ЕС и ЕАЭС

ЕВРАЗИЙСКАЯ ИНТЕГРАЦИЯ

Страны - участницы международных экономических ин­теграционных (далее - МЭИ) объединений по всем показате­лям, как экономическим, так и социальным, как показывает практика, обеспечивают либерализацию международной торговли и, как следствие, у дорогого местного производства появляются конкуренты в виде более дешевых импортных то­варов. Вследствие этого происходит значительное улучшение качества товаров. Важно отметить, что краеугольным принци­пом, обеспечивающим данные тенденции, является принцип свободы перемещения товаров, который закреплен в рамках некоторых МЭИ объединений (например, Европейский союз (ЕС), Евразийский экономический союз (ЕАЭС)), а иные объ­единения только находятся на этом пути (например, БРИКС, АТЭС).

Впервые принцип свободы перемещения товаров был сформулирован в Римском договоре, где указывалось, что в рамках ЕЭС создаётся общий рынок товаров. С этой целью предполагалось пошаговое устранение ограничений в торгов­ле товарами между государствами-членами, а также посте­пенное создание таможенного союза и единого рынка товаров на всей территории Союза. Свобода передвижения товаров признавалась также одним из направлений развития на пост­советском пространстве. Соглашение о создании Содружества Независимых Государств от 8 декабря 1991 г. в ст. 4 гласит, что стороны будут двигаться к «равноправному и взаимовыгодно­му сотрудничеству народов и государств в области... экономи­ки», а в дальнейшем было заключено Соглашение стран СНГ 1994 г. о создании зоны свободной торговли.

В наши дни ст. 28 Договора о функционировании ЕС за­крепляет свободу передвижения товаров в ЕС, распространя­ющуюся на весь товарооборот между государствами-членами, и запрещает таможенные пошлины между странами на им­порт и экспорт или иные равнозначные сборы, а также предполагает применение общего таможенного тарифа в отноше­нии третьих стран.

По мнению С. Ю. Кашкина, при определении понятия «свобода передвижения товаров» сначала мы должны про­яснить, что означает термин «свобода» в контексте МЭИ объ­единений, а затем определить, что подпадает под категорию «товар» в том либо ином МЭИ объединении. В свою очередь, данные разъяснения позволят изучить содержание принципа свободы передвижения товаров на основе единого понятийно­го аппарата. В рамках данной работы будет сделана попытка сформулировать термин «свобода передвижения товаров» в рамках ЕАЭС.

В узком смысле каждая свобода - это субъективное право, закрепленное в актах международных интеграционных объ­единений, которым могут воспользоваться как физические лица - граждане стран - участниц объединения, так и заре­гистрированные в странах-участницах юридические лица, а в некоторых случаях и иностранцы. Например, в узком смысле свобода передвижения товаров дает право без препятствий пе­ремещать товары в рамках стран - участниц интеграционного объединения. В широком смысле под термином «свобода» мы обозначаем не только свободу осуществления тех либо иных действий, но и весь комплекс прав и обязанностей, который неразрывно связан и закреплен с данной свободой в норма­тивных актах, составляющих правовую базу соответствующего объединения, а также в решениях судебных органов.

С целью раскрытия термина «товар» обратимся к ст. 4 Та­моженного кодекса Таможенного союза, в котором дано сле­дующее определение: «Товар - любое движимое имущество, перемещаемое через таможенную границу, в том числе носи­тели информации, валюта государств - членов Таможенного союза, ценные бумаги и (или) валютные ценности, дорожные чеки, электрическая и иные виды энергии, а также иные пере­мещаемые вещи, приравненные к недвижимому имуществу».

Для понимания оптимального алгоритма действий на пути формирования общего рынка, в котором эффективно функционирует принцип свободы перемещения товаров, не­обходим анализ международного опыта создания и функцио­нирования различных МЭИ объединений. Опираясь на опыт и результаты различных интеграционных объединений, функ­ционирующих по всему миру (ЕС, АТЭС, МЕРСОКУР, ЕАЭС, и пр.), можно заключить, что деятельность общего рынка ЕС на протяжении уже более 40 лет представляет наибольший интерес для изучения, поскольку содержит в себе весь путь создания и формирования единого экономического простран­ства. Римский договор ознаменовал собой переход к постепен­ной либерализации рынка ЕС, однако с оговоркой stand still, которая запрещает любой возврат назад и дает толчок для расширения импорта. Начиная с 1 января 1959 г. в ходе трех этапов продолжительностью в четыре года каждый предпо­лагалось отменить таможенные пошлины по 30%, 30%, 40% соответственно. На практике данное упразднение длилось до 1977 г., а для присоединившихся в дальнейшем стран устанав­ливались необходимые переходные периоды. Стоит отметить, что отказ от таможенных пошлин вовсе не означал отмену таможенного контроля, который существовал в статических, регламентационных, валютных целях. Как видно, существова­ло множество нетарифных барьеров, которые препятствовали окончательному снятию таможенных границ. В то время так­же разрешалось временно отходить от свободы перемещения товаров в случаях, когда возникали проблемы с платежным балансом страны или случался кризис. Решение проблемы от­сутствия унифицированных тарифов на внешних границах ЕС требовало принятия мер для эффективной реализации права на свободу передвижения товаров в части снятия технических и количественных барьеров во взаимной торговле. В 1993 г. в результате делегирования Единым европейским актом ряда полномочий наднациональным общеевропейским органам управления удалось решить вопрос по выработке и реализа­ции внешнеторговой политики. Таможенные регламентации перешли в ведение комитета экспертов под председатель­ством представителей Комиссии Европейского совета. Тем не менее в практике взаимной торговли стран - членов ЕС оста­ются различные технические проблемы. Например, различия санитарных, полицейских норм или нерегламентированная продолжительность процедуры таможенной очистки и т.п.

Стоит отметить, что реализация принципа свободы дви­жения товаров в ЕС имеет тенденцию к передаче государ­ствам-членам правомочий по части регулирования приме­нения нетарифных ограничений. Данную динамику можно проследить на основе изучения решений Суда ЕС, который сформировал механизм функционирования свободы движе­ния товаров:

  1. «Формула Дассонвилль», которая устанавливает, что все меры государств-членов, «прямо или косвенно, фактически или потенциально» направленные на препятствование торгов­ле в рамках ЕС, рассматриваются как эквивалентные количе­ственным ограничениям и не допускаются.

      2 «Формула Кассис», которая закрепляет императивные требования, направленные на ограничение свободы передви­жения товаров, вдобавок к изъятиям, существующим в ст. 29. Например, такие задачи, как защита фундаментальных прав человека, могут оправдать ограничения на свободу передвиже­ния товаров. Если принцип свободы передвижения товаров не выполняется по причине проведения митингов или шествий на границе, то в данном случае защита фундаментальных прав человека имеет превалирующее значение.

  1. «Формула КЕК», которая предусматривает лишь кон­троль за равным доступом на рынок товаров из стран-членов, однако в дальнейшем внутригосударственные нормы, регули­рующие сферу продаж, не считаются дискриминационными в отношении импортных товаров.

На основании вышесказанного, согласно С. Ю. Кашкину, сама свобода передвижения товаров состоит из четырех эле­ментов:

1) запрет внутренних таможенных пошлин на импорт и экспорт между государствами-членами и равнозначные сбо­ры;

2) запрет количественных ограничений на импорт и экс­порт товаров в торговле между государствами-членами;

3) запрет на дискриминационное налогообложение вну­три стран;

4) установление единого внутреннего тарифа.

Охарактеризуем подробно указанные элементы.

Запрет установления внутренних таможенных пошлин

на импорт и экспорт достигается путем обеспечения баланса прав и интересов субъектов внешнеторговой деятельности и государств, в частности, не усложняется система таможенного администрирования.

Понятие «равнозначные сборы» является крайне неопре­деленным, однако судебная практика ЕС указала на то, что к таковым сборам могут относиться любые денежные сборы вне зависимости от их размера, которые наложены на товары при пересечении ими границы с целью фиска.

Для понимания сути действия запрета на количествен­ные ограничения в сфере торговли в рамках интеграционно­го объединения обратимся к упомянутому делу «Дассонви- ля», которое является одним из важнейших для разъяснения принципов функционирования единого внутреннего рынка ЕС. Дело было инициировано Бельгийским трибуналом пер­вой инстанции, который направил соответствующий запрос в рамках ст. 177 Договора о ЕЭС по уголовному делу, возбуж­денному в Бельгии против Дассонвилей. Последние во Фран­ции легально приобрели партию шотландского виски, однако ввоз данного товара в Бельгию требовал наличия сертификата происхождения товара, выданного таможенным органом Ве­ликобритании, а получить его было крайне затруднительно, в результате, он так и не был получен. Как следствие, было нару­шено законодательство Бельгии. При разрешении данного во­проса Суд дал определение «мер, равнозначных количествен­ным ограничениям»: «Все правила торговли, установленные государствами-членами, которые могут прямо или косвенно, фактически или потенциально воспрепятствовать торговле в рамках Сообщества, следует считать мерами, эквивалентными по своему действию количественным ограничениям». Таким образом, Суд признал подобную практику несоответствую­щей положениям Договора о ЕЭС и препятствующей торгов­ле в рамках общего рынка.

Свобода перемещения товаров также предусматривает запрет дискриминационного внутригосударственного нало­гообложения. Налоги не должны быть дискриминирующими и влиять на ценообразование товаров. При этом дискрими­национной может быть, как сама налоговая ставка, так и по­рядок ее определения или сбора. В ЕС, наряду с запретом на дискриминационное налогообложение, запрещаются количе­ственные ограничения на импорт и экспорт (квоты), а также любые эквивалентные меры (определенные Директивой от 22 декабря 1969 г. 70/50/ЕЭС).

Опыт интеграционных экономических объединений по­казывает, что зачастую стороны предусматривают исключения из принципа свободного движения товаров. В соответствии со ст. 36 Договора о функционировании ЕС разрешаются запре­щения или ограничения импорта, экспорта или транзита, при условии, что такие меры не являются средством неоправдан­ной дискриминации или скрытым ограничением торговли, обоснованные соображениями:

- общественной морали и правопорядка;

- государственной безопасности;

- защиты здоровья и жизни людей, охраны животных или сохранения растений;

- защиты национальных сокровищ, имеющих художе­ственную, историческую или археологическую ценность;

- защиты промышленной и торговой собственности.

Например, классическим примером мер по защите госу­дарственной безопасности служит решение Суда ЕС по делу 72/83 Campus Oil (1984). В решении Суда ЕС был признан не нарушающим принципы общего рынка, в том числе прин­ципа свободы передвижения товара, Закон Ирландии, кото­рый вменял частным импортерам приобретать определенную долю товаров у государственных нефтеперерабатывающих предприятий по фиксированным ценам. Действие данной нормы было аргументировано тем, что Ирландия всецело за­висит от ввоза нефти и нефтепродуктов из-за рубежа, а пере­рывы, которые могли бы возникнуть из-за сбоя в поставках, могут угрожать государственной безопасности страны.

Стоит отметить, что ст. 39 Договора о ЕАЭС дополняет данные ограничения еще двумя пунктами, которые предус­матривают ограничения в принципе свободы передвижения товаров по следующим основаниям:

- выполнение международных обязательств,

- обеспечение обороны страны и безопасности государ­ства-члена.

По основаниям, указанным выше, на внутреннем рынке могут также вводиться санитарные, ветеринарно-санитарные и карантинные фитосанитарные меры, а оборот отдельных товаров и вовсе может быть ограничен. Тем не менее данные запреты или ограничения не должны являться орудием зама­скированного ограничения в торговле на территориях МЭИ объединения (ст. 36 Договора о функционировании ЕС). Важ­но отметить, что любой запрет должен соответствовать угрозе реализации того или иного товара.

Из вышесказанного можно констатировать, что принцип свободного перемещения товаров предоставляет гражданам стран - участниц интеграционного объединения, юридиче­ским лицам, зарегистрированным в странах-участницах, а также в предусмотренных случаях иностранцам право сво­бодного перемещения товаров между территориями госу­дарств-членов без применения таможенного декларирования и государственного контроля (транспортного, санитарного, ве­теринарно-санитарного, карантинного фитосанитарного), за исключением предусмотренных законодательством и судеб­ными решениями объединения случаев, а целью закрепления

принципа является способствование формированию право­выми средствами единого внутреннего рынка МЭИ объедине­ния путем закрепления устранения тарифных и нетарифных ограничений, а также прямой и скрытой дискриминации во взаимной торговле между государствами-членами.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 6 (85) 2015

ЕГИКЯН Ара Айказович

выпускник магистратуры факультета права программы «Корпоративный юрист» Националь­ного исследовательского университета «Высшая школа экономики»