Проблема определения понятия экономической преступности

Проблема определения понятия экономической преступности
Rate this post

экономическая преступность

ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

Днем создания подразделений экономической безопас­ности в составе МВД России считается 16 марта 1937 года, когда приказом НКВД СССР № 00118 в составе Главного управления рабоче-крестьянской милиции НКВД СССР был сформирован отдел по борьбе с хищениями социалистической собственно­сти и спекуляцией (аббр. ОБХСС). Неоднократно изменялись структура и название подразделений экономической безопас­ности органов внутренних дел. В 2003 году в состав МВД Рос­сии включены подразделения по налоговым преступлениям, сформированные на базе бывшей Федеральной службы нало­говой полиции, созданной 18 марта 1992 года.

Общепринятого уголовно-правового и криминологиче­ского понятия «экономическая преступность» в настоящее время не выработано, несмотря на его широкое использова­ние в научном обороте. Понимание экономической преступ­ности крайне неопределенно. Это, безусловно, ограничивает возможности конструктивного диалога с целью совершенство­вания и унификации законодательства по борьбе с данным явлением. Однако, с другой стороны, сложность самого явле­ния, динамичное изменение криминальной практики в эко­номической сфере, значительные национальные различия в сочетании с плюрализмом исследовательских подходов, об­условленным методологией и личностными особенностями, не позволяет рассчитывать на окончательное решение этой задачи в принципе. Это связано не с несовершенством меха­низмов научного познания или неэффективной организацией научного общения, а с природой самой проблемы. Используя выражение М. Мамардашвили, ее можно рассматривать в ка­честве своеобразной «фиксированной точки интенсивности», то есть явления, смысл которого не проявлен до конца, не мо­жет быть проявлен до конца, но познание которого является мощным стимулом для непрерывного поиска нового смысла. Вокруг таких понятий происходит особая интенсификация познавательных усилий.

Другой, связанный с предыдущим, аспект этой проблемы состоит в том, что полностью адекватного описания данной сферы действительности дать вряд ли возможно, не опираясь на некоторые априорные предположения и допущения, вы­бор которых опять-таки определятся как минимум личност­ными факторами и методологическими традициями.

Проблемы экономической преступности привлекают внимание исследователей на протяжении всей истории раз­вития данного феномена.

Первоначальное понимание экономической преступ­ности фактически сводилось к ее отождествлению с преступ­ностью имущественной. В понятийном и методологическом аппарате правовой науки не находили адекватного отражения новейшие тенденции криминальной практики.

Однако уже в 60-х годах XIX века один из ведущих фран­цузских исследователей этой проблематики М. Патэн в работе «Общая часть уголовного права и уголовное законодательство в сфере бизнеса» (1861 г) отмечал, что данные вопросы на­столько твердо проложили путь в науку, что стали чуть ли не самыми главными. Он называет, в частности, следующие во­просы, нуждающиеся в срочном решении:

— экономические преступления, в том числе преступле­ния в сфере предпринимательства;

— уголовно-правовое регулирование в данной сфере, в том числе налоговое уголовное право;

— уголовно-правовая защита предпринимателей, в т. ч. налогоплательщиков;

— уголовная ответственность предпринимателей, в том числе налогоплательщиков.

Уже в то время ведущие специалисты воспринимали про­блему экономической преступности как крупную социальную проблему будущего, которую неизбежно придется решать, которая станет «во весь рост» и потребует специального рас­смотрения.

Важнейшим этапом исследования проблем экономиче­ской преступности явилась работа криминолога Э. Сазерлен­да, впервые предпринявшего систематическое исследование преступности корпораций. Созданная им криминологическая концепция оказала мощное идейное влияние на последую­щий выбор способов понимания этой актуальной проблемы. В его концепции внимание было акцентировано на то новое обстоятельство, что субъектами наиболее опасных экономи­ческих преступлений являются лица, занимающие высокое социальное положение в сфере бизнеса и совершающие пре­ступления в процессе профессиональной деятельности в инте­ресах юридических лиц и собственных интересах. Введенный им в научный оборот термин «беловоротничковая преступ­ность» достаточно точно отражает эту особенность его кон­цепции.

На основе концепции «беловоротничковой преступно­сти» Э. Сазерленда,

было сформулировано определение экономической пре­ступности, как преступности корпораций. Это наиболее узкое определение и при всей его полезности, оно не описывает адекватно проблемную область.

Узость подобного подхода связана с тем, что экономиче­ские преступления совершаются не только от имени и в ин­тересах предприятия. До настоящего времени в ряде стран, в том числе в России, отсутствует уголовная ответственность юридических лиц.

В процессе развития концепции Э. Сазерленда и воспри­ятия новейших тенденций в криминальной практике были предложены расширительные трактовки данного понятия. Тенденция к расширению понятия проявлялась в двух взаи­мосвязанных аспектах.

Во-первых, расширение круга субъектов экономических преступлений. Постепенно к данной категории стали отно­сить не только высших руководителей корпораций, но и дру­гих служащих. А позднее ограничения по субъектам вообще не использовалось. Неизменным, однако, оставался признак совершения преступления в процессе профессиональной дея­тельности. Своеобразная «потеря» субъекта проявилась в том, что ключевым критерием для определения преступности как экономической признается цель, которую преследует право­нарушитель.

Во-вторых, изменился и перечень преступлений, отно­симых к экономическим. Позже к этим преступлениям ста­ли относить уклонение от налогов, компьютерные и другие преступления, причиняющие вред экономике государства, ее отдельным секторам, предпринимательской деятельности, а также экономическим интересам отдельных групп граждан. Перечень этих преступлений расширился до 20-30 составов.

Эти изменения научной «карты мира» были обусловлены не только внутренней логикой развития научного знания, но и эволюцией самого исследуемого явления — экономической преступности.

Новое понимание проблемы, позволило как российским, так и зарубежным исследователям предложить многочислен­ные новые определения понятия экономической преступно­сти, которые отличались теми или иными признаками. Рас­смотрим некоторые из них.

Разделяя преобладающую в российской литературе точ­ку зрения, Н. Ф. Кузнецова считает, что экономическая пре­ступность слагается из посягательств на собственность и пред­принимательских преступлений.

Г. К. Мишин рассматривает экономическую преступность как проявление в социальной жизни всеобщей борьбы за су­ществование. Суть экономического преступления в конфликте экономических интересов. К числу экономических преступле­ний наряду с хозяйственными, по его мнению, следует относить все преступления против собственности, которые в условиях рыночной экономики так или иначе связаны с хозяйственной деятельностью.

По мнению В. В. Лунеева, при всем разнообразии подхо­дов, имеющихся в мировой литературе, суть экономической преступности в странах с рыночной экономикой составляют преступления, совершаемые корпорациями против государ­ственной экономики, против других корпораций, служащими корпораций против самой корпорации, корпорациями про­тив потребителей.

Е. Е. Дементьева, обобщив подходы к дефиниции поня­тия, предложенные криминологами США и Германии, пола­гает, что «экономическая преступность — это противоправная деятельность, посягающая на интересы экономики государ­ства в целом, а также на частнопредпринимательскую деятель­ность и на интересы отдельных групп граждан, постоянно и систематически осуществляемая с целью извлечения наживы в рамках и под прикрытием законной экономической деятель­ности, как физическим, так и юридическим лицом».

Э. И. Петров, Р. Н. Марченко, Л. В. Баринова придержи­ваются близкой точки зрения, согласно которой «экономиче­скую преступность следует рассматривать как совокупность корыстных преступлений, совершаемых с сфере экономики лицами в процессе их профессиональной деятельности, в связи с этой деятельностью и посягающих на собственность и другие интересы потребителей, партнеров, конкурентов и го­сударства, а также на порядок управления экономикой в раз­личных отраслях хозяйства».

В России при создании нового уголовного кодекса реали­зован широкий подход к определению преступлений, опреде­ляемых как экономические. В действующем УК имеется раз­дел «Преступления в сфере экономики», в который вошли три главы с 47 статьями.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 7 (86) 2015

You may also like...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *