Четверг, 21 апреля 2016 13:42

Некоторые современные юридические процессы в рамках евразийской правовой интеграции

ЕВРАЗИЙСКАЯ ИНТЕГРАЦИЯ

Важнейшими юридическими процессами правовой ин­теграции являются, в первую очередь, гармонизация права, которая определяет основное направление деформации пра­вовых систем, а также унификация (ассимиляция) права, юри­дическая экспансия (или поглощение), рецепция права и др. В этом отношении, гармонизация права - это основной юри­дический процесс правовой интеграции, который выражается в стандартизации элементов механизма правового регулиро­вания в государствах для обеспечения правового равновесия и синхронизации поведения, а также упорядоченности, эффек­тивности и компромисса интересов во взаимодействии госу­дарств и их правовых систем. Это положение и определение являются основными выводами данной части исследования, и сделаны на основе анализа всех применимых научно-теорети­ческих положений и необходимой информации. Далее рас­сматривается вопрос об их обоснованности.

Юридический процесс в широком понимании в теории права определяется В.Н. Баландиным как собирательное на­учное понятие, которое представляет собой комплекс всех возможных правовых процедур, производств, все процессу­альные проявления в праве. Также отмечается, что в общем виде юридический процесс представлен правотворческим и правоприменительным процессами и приводится следующая классификация юридических процессов, которая совпадает с общим пониманием этого явления в юридической науке:

  • правотворческий процесс подразделяется в зависимости от разновидности при­нимаемого акта;
  • правоприменительный процесс:
  • юрисдикционные производства - уголовный, граждан­ский, арбитражный, конституционный, административный и др. процессы;
  • неюрисдикционные процедуры - нотариальный, лицен­зионный, контрольный, регистрационный и др. процедуры.

Развитие современной правовой интеграции выражается в сближении правовых семей, как через развитие международ­ного права, так и через процессы региональных интеграций и взаимодействий. Однако следует отметить, что сущность юридических процессов современной правовой интеграции выражаются, в конечном счете, в сближении и интеграции на уровне конкретных правовых систем государств. Сам процесс эволюционного развития права на настоящем этапе, в своей сущности, это именно процесс сближения правовых систем.

Интересен также факт того, что эти процессы рассматри­ваются в доктрине не только как обусловленные объективными причинами, но также обусловленные и субъективной волей государств, которые сознательно используют или иницииру­ют определенные формы и виды юридических процессов в правовой интеграции. К примеру, Чолахян А.В. рассматри­вает эти юридические процессы (интернационализация, вза­имопроникновение и отражение системами национального права друг друга, правовая интеграция) как организованную деятельность, призванной обеспечить нормальное функцио­нирование национальных юридических систем и их взаимную сопрягаемость. Юридические процессы рассматриваются как сознательные действия государств, специально направленные на обеспечение сбалансированного, бесконфликтного функ­ционирования правовых систем. Рассматриваемые юридиче­ские процессы отличаются своей многогранностью и много- аспектностью. Научная доктрина, хоть и соглашается с этим, все же пока не выделила устоявшийся и общепризнанный пе­речень юридических процессов, являющихся составляющими элементами правовой интеграции. Этот пробел также являет­ся доводом в пользу актуальности изучения соответствующих вопросов. Например, выделяются различные процессы в ходе правовой интеграции, которые называются по разному, но за­частую совпадают в своем содержании и формах, или же автор не делает разграничений между используемыми понятиями. Чолахян А.В. пишет о происходящих процессах унификации и гармонизации законодательства, интернационализации правовых норм, их адаптации в национальной правовой си­стеме, влиянии международных институтов, рецепции, им­плементации права и др., но не дает четких оснований для разграничения указанных процессов между собой.

Также в доктрине можно встретить мнения и положе­ния, когда все процессы в правовой интеграции называют ка­ким-либо общим понятием-термином или объединяющим названием. Кстати, часто используют термин конвергенция. Теория конвергенции является полезным средством для ана­лиза процесса, в ходе которого две совершенно разные страны принимают сходные позиции в отношении стратегических принципов и целей. Указывается, что такое сближение страте­гий является «следствием следующих явлений и факторов: де­мократизации процесса формирования политического курса, гармонизации действий при определении глобальных целей, заимствования эффективных стратегий, участия националь­ных и международных неправительственных организаций в политических событиях стран и, наконец, детерминистским характером сущности проблемы». Определяющим моментом в этом процессе заявляется участие международной органи­зации.

Таким образом, можно отметить, что доктрина выделяет следующие юридические процессы в рамках правовой инте­грации, которые указаны и раскрываются различными авто­рами в научной доктрине:

  • Интернационализация законодательства, под ко­торой понимается сближение принципов национальных за­конодательств и повышение уровня взаимодействия и взаи­мовлияния различных правовых систем в целях дальнейшего успешного развития и решения глобальных проблем (углу­бляющееся взаимодействие международного и национально­го права).
  • Правовая аннигиляция, под которой понимают ин­теграцию иностранных юридических норм и конструкций в правовую систему государства и их поглощение традицион­ной средой, что приводит к появлению различных правовых мутаций (квазиюридических феноменов).
  • Юридическая экспансия, выражающаяся в насиль­ственной юридической ассимиляции, в навязывании (порой весьма жёсткой) правовых традиций и конструкций (законо­дательства, процессуальных форм, судебной практики) одного государства в правовую жизнь другой страны.
  • Рецепция права понимается как одностороннее за­имствование одним государством у другого крупных массивов законодательства.
  • Унификация (ассимиляция) права- это введение дву­мя или более государствами единообразных норм в правовые системы. В зарубежной доктрине можно встретить интерес­ные мнения о том, что именно ассимиляция права является ве­дущим процессом на пути построения нового правопорядка и ведет к гармонизации правовых систем. Ученый Ж. Вейнер ис­пользует термин «domestication», что можно по смыслу пере­вести как «национализация» или «включение в национальное право» вопросов международных правоотношений в сферу регулирования национального/внутригосударственного права (речь, в первую очередь, идет об экономических отношениях - отмывание денег, финансирование терроризма и другие). Та­ким образом, речь идет не о том, что международное право распространяет свое действие на внутригосударственную сфе­ру, а наоборот, национальное право распространяет свое дей­ствие за пределы внутригосударственных границ и рамок.
  • Эмуляция или подражание, опять же, на примере процесса правовой интеграции в сфере управления охраняе­мыми территориями, «представляет собой процесс, при кото­ром люди, ответственные за принятие решений, заимствуют у других стран принятые в них принципы и подходы. Страте­гия страны может служить образцом для других государств; в иных случаях страны используют аналогичные формулиров­ки основных положений». Определяющим моментом в этом процессе является участие общественности в политическом процессе.
  • Проникновение. Используя вновь пример практиче­ского приложения правовой интеграции в сфере управления охранными территориями можно привести следующее рас­крытие содержания проникновения - «в 70-х годах в США рос­ла информированность людей о проблемах охраны окружаю­щей среды. В середине 80-х американские поборники охраны природы, сами того не зная, прибегали к логике российских ученых начала века, биоцентрические высказывания которых были созвучны российским экологическим воззрениям в зна­чительно большей степени, чем рекреационные идеи». Опре­деляющим моментом в этом процессе является участие меж­дународной организации.
  • Гармонизация понимается разными учеными по- разному. В основном, гармонизация рассматривается как сближение механизмов правового регулирования двух или более государств в отдельных отраслях в форме утвержде­ния общих институтов, норм, устранении противоречий. Гармонизация правовых актов и норм с зарубежным правом предполагает, с одной стороны, соблюдение страной взятых на себя международных обязательств, а с другой - придание национальной правовой системе максимальной сбалансиро­ванности и эффективности. Гармонизация есть процесс обе­спечения такой согласованности, применительно к правовым актам - соразмерности объему полномочий принявших их субъектов, согласованности между собой, достижения целей, заданных государственными институтами. Причем это не гладкий эволюционный путь, а путь движения со своими эта­пами, «приливами» и «отливами», со своими противоречия­ми». Гармонизация также, в сфере управления охраняемыми территориями, понимается «как международное сотрудниче­ство, нередко осуществляемое при поддержке влиятельных международных организаций, признающих необходимость взаимосвязей различных стран для успешного выполнения комплексных проектов».

На основе анализа всех применимых данных и матери­алов различных ученых, описывающих и изучающих фор­мы и процессы современной интеграции правовых систем, следует вывести перечень процессов, которые составляют основу процесса правовой интеграции и глобализации права в целом в настоящий период. Стоит также отдельно отметить, что выделяемые процессы правовой интеграции применимы только для анализа ситуации именно в период первичной правовой интеграции, так как на уровне абсо­лютной правовой интеграции, будут применимы соверше­но другие подходы и принципы, и соответственно другие процессы. В отношении периода абсолютной правовой ин­теграции, мы можем описывать характеристики процесса глобального правопорядка только в общих пределах, очер­ченных общей заданностью и направленностью процесса развития и саморегуляции общества как системы обще­ственных отношений.

Таким образом, рассматриваемые процессы изучаются применительно именно к процессу первичной правовой ин­теграции и на основе обобщающего анализа доктринальных мнений различных ученых, разных научных подходов, при­меров практики государств, а также региональных и междуна­родных образований в этой сфере правовой интеграции.

Вышеприведенный подход обобщающего анализа позволяет определить основные процессы, через кото­рые протекает правовая интеграция в настоящий момент. Формами правовой интеграции являются интеграцион­ные процессы на региональном и международном уров­нях. В обоих формах сотрудничества государств и право­вой интеграции основными можно выделить следующие: гармонизацию как основной и важнейший процесс пра­вовой интеграции, и другие процессы. Важно учитывать заявленное положение о том, что правовая интеграция в сущности своей - это именно интеграция правовых систем и соответствующих элементов, но не правовых семей или групп правовых систем. Необходимо сначала рассмотреть наиболее важные из процессов правовой интеграции, и только после этого охарактеризовать главное направле­ние и общий процесс «гармонизации» правовых систем. Самыми важными составляющими процессов правовой интеграции являются:

  • гармонизация права;
  • унификация (ассимиляция) права;
  • рецепция права;
  • юридическая экспансия.
  • Юридическая экспансия. В приведенном определе­нии понятия «юридическая экспансия» этот процесс рассма­тривался именно как насильственная ассимиляция и жесткое навязывание правовых традиций и конструкций. Этот процесс был наиболее ярким выражением правовой интеграции в пе­риоды создания и управлениями ведущими странами мира колоний, управляемых территорий, в период существования т.н. метрополий. Тем не менее, нельзя рассматривать юриди­ческую экспансию однобоко и применительно только к вопро­су о колониях, так как сама эволюция права в самые разные периоды истории человечества проходили именно через этот процесс и это положение применимо не только к колониям европейских государств до ХХ века. К примеру, сегодня док­трина часто говорит о тенденции того, что США, используя разные рычаги, вынуждают государства приводить свое зако­нодательство (в определенных моментах) к неким стандартам и принципам. Некоторые авторы даже используют примени­тельно к политике США по навязыванию правовой политики термин «постмодернисткая гегемония». Нет необходимости формирования нового определения для данного процесса правовой интеграции, так как содержательно в этом смысле абсолютно подходит понимание «юридической экспансии» как это определено в определении В.Н. Карташева.
  • Рецепция права. Сегодня процессы юридической экс­пансии, даже если и существуют, то совершенно в иной форме и диктуются не субъективным началом определенного госу­дарства, а объективной необходимостью принятия каких-то иностранных норм и сопровождается добровольным согласи­ем самих государств. Эта ситуация представляется понятием рецепции права. Под этим понимается «одностороннее за­имствование одним государством у другого крупных массивов законодательства». Этот процесс правовой интеграции также наиболее распространен в региональных интеграционных от­ношениях. Нет необходимости формирования нового опре­деления для данного процесса правовой интеграции, так как содержательно в этом смысле абсолютно подходит общепри­нятое понимание «рецепции права».
  • Унификация (ассимиляция) права. Главное отличие процесса унификации права от двух предыдущих выражается в том, что этот процесс двусторонний (или многосторонний). Он как бы является взаимосогласованной между сторонами рецепцией права. Этот процесс также выражается доброволь­ностью государств и его отличием от других процессов явля­ется согласованный подход сторон в придании определенным элементам своей правовой системы согласованного унифици­рованного вида и состояния. Этот процесс имеет свое распро­странение как на международном уровне (к примеру, через деятельность международных организаций и международное право), а также на региональном уровне (через межгосудар­ственное сотрудничество и региональные образования).

Тем не менее, уже было отмечено, что этому процессу (ассимиляции права) зарубежные ученые придают особенное значение и рассматривают его несколько иначе, чем принято в нашей доктрине. Если отечественные ученые чаще связывают этот процесс с включением «внутригосударственных» вопро­сов в сферу регулирования наднационального права, то зару­бежные ученые также говорят об обратном процессе, когда национальное право регулирует вопросы, выходящие за рам­ки внутригосударственной компетенции и это ведет к унифи­кации права разных стран. Ж. Вейнер использует термин «do­mestication» и необходимо дать краткую характеристику его видения этого юридического процесса.

Он связывает этот процесс именно с экономическими, точ­нее с международными финансово-валютными отношениями. Транснациональные отношения создают транснациональные риски, которые проявляют свое негативное воздействие в рам­ках национальных правовых систем. Вследствие этого, госу­дарства стали «национализировать» эти транснациональные риски и стали «включать» их в сферу действия национально­го права. Это, по мнению Ж. Вейнера, ведет именно к «кон­вергенции» и «гармонизации» национальных правовых си­стем. Он связывает этот процесс с «приватизацией» функций управления в рамках национальной компетенции, к примеру, через локализацию контроля над участниками международ­но-валютных отношений или наложение ответственности на «локальные» банки по отслеживанию процессов «отмывания денег» и других противоправных действий в рамках междуна­родной финансовой системы.

Однако, на основе общего анализа работы Ж. Вейнера, необходимо выделить два положения, которые представляют интерес для настоящего исследования:

  • процесс «национализации» или «включения в нацио­нальное право» («domestication») не противоречит правовой интеграции, как это может показаться на первый взгляд, но наоборот является частью общего процесса гармонизации на­циональных правовых систем;
  • этот процесс «национализации» или «включения в национальное право», как может показаться, говорит об уси­лении национального права и государства и, соответственно, можно говорить об ошибочности заявляемого кризиса кон­цепций классического государства и права через их «размы­вание» («hollowing out»). Это не так, и Ж. Вейнер соглашается с существованием этого кризиса и говорит, что этот процесс ведет не к усилению государства и права, но к «размыванию» общей гармонизацией национальных правовых систем.

Следует привести пример универсализации (ассимиля­ции) права в практическом измерении. В этом отношении, применимой является зарубежная доктрина, которая уделяет большое внимание влиянию современных тенденций на аспек­ты права, касающиеся экономических отношений. По их мне­нию, международные экономические, торговые, финансовые и другие отношения привели к тому, что применимое право государств в этом направлении становится схожим и одина­ковым. Само развитие общества и общественных отношений устанавливает определенные «правила и стандарты игры» для участников. Согласно этим правилам участники осуществля­ют одинаковые действия, и эта схожесть действий является точкой интеграции права разных государств и совместной ассимиляции. Берман и Кауфман в этом отношении пишут: «Общее сходство договорного права и соответствующей прак­тики образовалось вследствие схожих коммерческих потреб­ностей участников в международных торговых операциях» ("the general similarities of contract practice and contract law are due in part to common commercial needs shared by all who par­ticipate in international trade transactions"). В качестве ассими­лирующегося элемента выделяют судебное обеспечение куп­ли-продажи, то есть современный международный арбитраж. К этому можно привести и мнения других ученых, которые, в общем, говорят о том, что универсализация практики купли- продажи заставила ее участников из разных стран действовать в определенных рамках и согласно определенным стандартам. Является очевидным то, что это стало определенным интегри­рующим моментом для ассимиляции права для разных госу­дарств, несмотря на их правовые, административные и поли­тические особенности и различия.

Был приведен пример ассимиляции права в сфере эко­номических отношений. В современной ситуации можно ви­деть множество других тенденций и объектов, через которые протекает этот юридический процесс. В зарубежной доктрине очень коротко (без раскрытия содержания понятия) исполь­зуется выражение «социально-интеграционные тенденции» («socially integrative tendencies»). Настоящее выражение мож­но использовать для обозначения основы и причин данного юридического процесса - «унификации (ассимиляции) пра­ва», когда правовые системы государств приобретают схожие черты вследствие регулирования таких социально-интегрирующих сфер жизни (в качестве примера была приведена прак­тика универсализации международной купли-продажи и ар­битража).

В заключение отметим, что этот феномен понимается значительно шире, как важнейший процесс правовой инте­грации и эволюционного развития права, который ведет к соз­данию единой модели правовой системы и затем к созданию компромиссного международного права. Необходимо рассма­тривать содержание этого процесса в заявляемом «широком» его понимании.

КУСАИНОВ Дауренбек Умирбекович - доктор философских наук, профессор кафедры политологии и социально-фило­софских дисциплин Казахского национального педагогического университета им. Абая.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 1 (92) 2016

АЮПОВА Зауре Каримовна

доктор юридических наук, профессор кафедры международного права факультета между­народных отношений Казахского национального университета им. Аль-Фараби, стипендиат Программы Фулбрайт США