К вопросу об электронных технологиях альтернативного разрешения споров

К вопросу об электронных технологиях альтернативного разрешения споров
Rate this post

 Статья посвящена некоторым аспектам электронных технологий альтернативного разрешения споров. Рассматриваются вопросы онлайн-урегулирования споров в зарубежной и российской практике.

В современной зарубежной литературе электронные технологии альтернативного разрешения споров называют онлайн-урегулированием споров (Online dispute resolution, ODR). Содержание этого понятия толкуется как совокупность методов урегулирования споров (конфликтов) с применени­ем интернет-технологий. Как правило, в западной практике онлайн-урегулирование используется для разрешения широ­кого спектра проблем, начиная от межличностных споров, за­канчивая межгосударственными конфликтами.

В российской научной литературе сложилось противо­речивое суждение об использовании современных технологий онлайн-урегулирования споров. Одни исследователи считают, что в процессе решения конфликтов могут быть применены различные процедуры урегулирования как судебные, так и внесудебные онлайн-технологии. Другие не допускают широ­кого применения компьютеризации процедуры досудебного урегулирования, ограничивая сферу альтернативного разби­рательства использованием Интернета в качестве телефонно­коммуникационной линии. Третьи полагают, что «Россия ри­скует «проспать» очередную технологическую волну онлайн разрешения споров. Они уверены, что проблема так же акту­альна, как тема электронной коммерции, электронных госу­дарственных услуг и международных споров. Потому что во всех перечисленных сферах объективно возникают конфлик­ты. Сейчас в России доминируют традиционные способы раз­решения споров в судах, основанные на технологиях прошлых веков».

По статистике онлайн-урегулирование споров наиболее востребовано в США. Например, уже в 2003 г. из 76 сайтов ор­ганизаций, оказывающих эти услуги, 43 размещалось в США, 20 — в Европе, 5 — в Австралии,4 — в Канаде и 4 — в иных госу­дарствах.

Характерной особенностью реализации технологии он­лайн-урегулирования споров стало то, что её применение яв­ляется единственным способом обеспечения защиты прав и интересов субъектов, действующих на торговых интернет-пло­щадках. Названная технология позволила бизнес-сообществу не только регулировать конфликтные ситуации и защищать нарушенные права, но и рассматривать её как услугу, способ­ную приносить прибыль.

Оценив преимущества технологий электронного разре­шения споров, предприимчивые специалисты начали созда­вать системы, предоставляющие на возмездной основе услуги урегулирования разногласий посредством сети Интернет.

Сторонники развития данной технологии стремились придать ей международный статус и легитимную основу. В результате чего, в начале двухтысячных годов Федеральная ко­миссия по вопросам торговли США и Министерство торговли США признали в качестве наиважнейшего элемента обеспе­чения защиты прав потребителей и развития электронной торговли активное внедрение онлайн-урегулирования споров. Впоследствии технология электронного разрешения споров стала рассматриваться как альтернатива национальному пра­восудию.

В среде потребителей услуг посредством онлайн-урегули­рования споров существует путаница в названиях этой техно­логии. На практике используются следующие формулиров­ки: электронное разрешение споров (англ. Electronic Dispute Resolutione DR); интернет-разрешение споров (англ. Internet Dispute Resolutioni DR); электронное альтернативное урегу­лирование споров (англ. Electronic ADRe ADR); онлайновое альтернативное урегулирование споров (англ. Online ADRo ADR). По мнению пользователей интернет-услуг, самым рас­пространенным англоязычным термином является «онлайн- урегулирование споров» (англ. Online dispute resolution ODR).

Одними из первых преимущества интернет-технологий в разрешении конфликтов увидели представители торговых компаний, занимающихся международной торговлей. С их подачи возникла идея создания института разрешения споров посредством использования электронных ресурсов. Опираясь на сложившийся в межгосударственных отношениях опыт, Европейская комиссия разработала Европейскую процедуру урегулирования малых претензий (ESCP), которая вступила в силу для всех членов Европейского Союза с января 2009 года. Она направлена на разрешение трансграничных споров, в которых размер претензий не превышает 2 тысячи евро. До­кумент определил, что урегулирование осуществляется с ис­пользованием информационно-коммуникационных техноло­гий.

Названное положение ESCP не является директивным до­кументом и государства-члены ЕС вправе разрабатывать соб­ственные правовые нормы онлайн-урегулирования споров. Но это не умаляет его значения, положение заложило алгоритм по внедрению онлайновых судебных процедур, что, безуслов­но, способствовало подъему уровня доверия к альтернативно­му урегулированию споров.

Распространенная в интернет-пространстве технология онлайн-урегулирования споров позволяет использовать пере­говоры, посредничество, арбитраж или комбинацию всех трех элементов. Она допускает применение сторонами обоюдного контроля процедуры урегулирования спора, а также вовлече­ние в процесс третьего лица, которое управляет и процессом, и результатом. В сложившихся условиях технологический процесс достиг такого состояния, при котором урегулирова­ние споров в режиме офлайн и онлайн являются условными.

Последние достижения в онлайн-урегулировании спо­ров позволяют, наряду со спорящими физическими лицами — участниками спора, включать программное обеспечение, которое назвали «четвертой стороной». Так называемую «чет­вертую сторону» считают независимым участником спора в дополнение к конфликтующим сторонам и третьей стороне, выступающей арбитром. Помощь информационно-комму­никационных технологий назвали Katsh и Rifkin. По мнению некоторых авторов, «четвертая сторона» — это метафора, под­черкивающая возможности современных интернет-техноло­гий, способных изменить традиционные модели разрешения конфликтов, где противостоят две спорящие стороны, третье лицо (сторона) -это арбитр, и «четвертая сторона», которая воплощает диапазон способностей в той же самой мере, как и третье лицо.

«Четвертая сторона» в зависимости от обстоятельств спора может занимать место третьего лица (арбитра), то есть осуществлять автоматизированные переговоры. Она способна формировать поток информации, отправлять электронные письма, блокировать нецензурную переписку, формировать календарь и график встреч участников спора, определять ин­тересы и приоритеты каждой из спорящих сторон. Помощь «четвертой стороны» способствует техническому упорядоче­нию действий, облегчению переговоров, сокращению расхо­дов и стоимости процесса разбирательства, экономии време­ни.

Автоматизированные технологии урегулирования споров способны удовлетворять интересы спорящих сторон посред­ством использования специальных компьютерных программ, исключающих вмешательство человека. На сегодняшний день относительно известны: а) программы «двойного слепо­го предложения цены»; б) программы «визуального слепого предложения цены».

Суть технологии «двойного слепого предложения цены» выражается в скрытых во время переговоров предложениях и требованиях спорящих сторон, когда одна сторона пригла­шает другую договариваться о спорной сумме денег. В случае успешной договоренности о встрече (при обоюдном согла­сии) начинаются «слепые торги». В процессе так называемых «слепых торгов» обе стороны делают закрытые друг от друга предложения, которые принимаются в случае их приемлемо­сти для обеих сторон. Как правило, допускается не более трех предложений в пределах заданного диапазона (от 5 % до 30 %). Если денежная сумма устраивает стороны, то программа улаживает спор на основе усредненных предложений. Таким образом, компьютерная программа выполняет функции по­средника (арбитра) и в относительно короткий срок решает конфликтную ситуацию в пользу обеих сторон.

Программа «визуального слепого предложения цены» отличается тем, что спорящие стороны скрывают друг от друга результат, который может удовлетворить обе стороны. Процесс начинается с определения оптимистических предло­жений в рамках установленного диапазона. Программа делает предложения тогда, когда они находятся в пределах приемле­мого для конфликтующих физических или юридических лиц диапазона. Стороны могут вносить собственные коррективы, предложения, которые остаются анонимными. Резолюция объявляется программой в конце сессии ведения переговоров. Если стороны приняли один или более пакетов, то программа выбирает пакет, который становится соглашением.

Следующая технология онлайн-урегулирования споров основывается на принципе посредника в посредничестве. Она помогает процессу переговоров между сторонами. Про­грамма направлена на решение задач по представлению спорящим сторонам определенного совета или оценочного суждения. Технология позволяет достичь дружественного со­глашения посредством перефразирования аргументов спо­рящих сторон. Программа может предложить возможные решения для конфликтующих сторон прежде, чем соглаше­ние будет достигнуто. Главное преимущество данной онлайн технологии состоит в её дружественной направленности, не­принужденности в общении для противоборствующих участ­ников конфликта, простоте.

В США и Англии получили распространение иные он­лайн-программы, известные как: Mondria; RTA PiClaims Portal; Small Claims Mediation Scheme; Money Claim Online; TFR — Technology Fasilitated Resolutiuon и другие.

Программа Mondria предназначена для урегулирования сложных споров посредством многостадийного процесса от диагностики и переговорной стадии до медиации.

Программное обеспечение RTA PiClaims Portal в основ­ном используется на территории Англии и Ирландии. Пред­назначено для урегулирования споров по возмещению вреда жизни, здоровью, имуществу в результате дорожно-транс­портных происшествий при цене споров менее 25000 фунтов стерлингов.

Small Claims Mediation Scheme применяется в судах Ан­глии, представляет алгоритмизированную процедуру часовой медиации по телефону. В развитие данной технологии в 2011 г. разработана программа обязательной досудебной медиа­ции по семейным спорам в судах Mediation Information and Assesment Meeting (MIAM).

В российской правовой среде идут процессы технологи­ческого совершенствования альтернативного (внесудебного) разрешения споров, но в отличие от американского и европей­ского сообщества мы намного отстаем в силу разных причин.

В России среди электронных технологий разрешения споров можно выделить, пожалуй, только онлайн арбитраж (электронный арбитраж), но и он остается сложно реализу­емой технологией. По мнению И. М. Чупахина, виной тому стало «наше национальное законодательство, которое явля­ется мощным сдерживающим фактором развития более про­грессивных форм разрешения споров. Без комплексного под­хода к этой проблеме, в том числе и на уровне федерального законодательства, обеспечивающем соблюдение баланса прав участников спора и динамизм его разрешения, сложно про­гнозировать перспективы дальнейшего развития. В этой свя­зи полагаем, что электронное арбитражное решение можно будет поставить в один ряд с письменным только после того, как будут выработаны четкие правила взаимодействия сторон и состава арбитража в рамках третейского разбирательства, проводимого в режиме онлайн, обеспечения соблюдения их прав, а также механизмы гарантий неизменяемости вынесен­ного арбитражного решения».

В некоторых регионах Российской Федерации названная технология стала работать с 2012 г. В частности, в Сибирском третейском суде была запущена электронная система процес­суального документооборота. Использование данной системы позволило перенести судебное разбирательство в сеть Интер­нет. В результате чего споры обрели качественно иную форму.

В данном случае созданная Интернет-Система «Центр ин­формационной поддержки третейского разбирательства» Си­бирского третейского суда представила сторонам третейского разбирательства новые перспективы по управлению спором, переданным в третейский суд. Система позволила каждой из спорящих сторон, имея персональные параметры доступа, от­слеживать свое дело в полном объеме документов, сохраняя их конфиденциальность, обмениваться документами между участниками разбирательства, уведомлять стороны о совер­шении процессуальных действий.

Благодаря внедрению данной системы спорящие сторо­ны получили возможность оперативно направлять исковое заявление, отзывать иск, направлять встречный иск, пояснять документальные доказательства, давать доверенности предста­вителям сторон, формировать требования о зачете, готовить мировые соглашения, уведомления, извещения, определения, решения третейского суда, разъяснения, устранять опечатки, знакомиться с документами по делу, и прочие действия.

Система позволила всем заинтересованным сторонам оперативно загружать материалы дела и осуществлять полный набор процессуальных действий, не посещая суд. Применение технологии онлайн арбитража позволило конфликтующим сторонам разрешить спор, не выходя из офиса и перенеся его из здания суда в виртуальное пространство Интернета.

В Российской Федерации с 1 октября 2015 г. вступил в силу «Регламент арбитража онлайн арбитражной ассоциа­ции», утвержденный Ассоциацией участников по содействию в развитии третейского разбирательства. Он создан «для не­зависимого, беспристрастного и эффективного разрешения экономических споров, возникающих из договорных и внедо­говорных отношений, посредством использования электрон­ных способов передачи и хранения информации». Это пер­вый в нашей стране документ, прописывающий процедуру онлайн арбитража. Своеобразная платформа для разрешения споров, с помощью которой сторона спора может разрешить его, не выходя из кабинета в режиме онлайн, не более чем за 60 дней.

В Регламенте определены статус арбитра, правила отво­да арбитра, правила написания и подачи искового заявления, правила написания и подачи отзыва на исковое заявление, прописаны требования к доказательствам, изложены этапы возбуждения арбитражного разбирательства, раскрыты при­менимые нормы права, разработана структура арбитражного решения, прописан арбитражный сбор, предлагается реко­мендуемая арбитражная оговорка.

Несмотря на заявленную оригинальность, названный до­кумент имеет и свои недостатки, в частности, ничего не ска­зано об иске ускоренного производства, объединении исков, многостороннем арбитраже.

Следует отметить, что подобные документы в мировой практике названные позиции отражают в полном объеме.

В качестве примера можно привести «Новые арби­тражные правила Японской коммерческой арбитражной ассоциации», которые были подготовлены в 2008 г. и допол­нены в 2014 г.

Данная структура (Japan Commercial Arbitration Association, JCAA) является единственным постоянно действу­ющим коммерческим арбитражным учреждением в Японии, которое занимается рассмотрением и разрешением междуна­родных коммерческих споров, возникающих из международ­ного и внутреннего бизнес-сотрудничества. В выше обозначен­ных Правилах в 2014 году были сделаны дополнения, связанные с внедрением процедуры электронного документооборота. В них объяснялось значение термина «в письменном виде», под­разумевающего «любые электронные, магнитные и другие носители записи, поддающиеся обработке информации с по­мощью компьютера или другого электронного устройства». По существу описывалась технология ведения электронного документооборота в арбитражных правилах Японской ком­мерческой арбитражной ассоциации.

В 2014 — 2015 гг. в некоторых российских субъектах по­явилась практика дистанционно-заочных третейских разби­рательств. Наиболее дальновидные сторонники электронных технологий создали правовую основу для её использования, обеспечив соответствующим пакетом документов, куда вхо­дят: а) дистанционная третейская оговорка; б) дистанционно­заочное третейское соглашение; в) список судей; г) соглашение о передаче спора из арбитражного суда, районного суда или мирового суда в третейский суд; д) положение о третейских расходах и сборах; е) Регламент третейского суда. Пример тому — Липецкий областной Третейский суд при ООО «Арго- Л».

В современном международном сообществе в сфере он­лайн-урегулирования споров уже сложились практикующие национальные и международные структуры. Среди наиболее авторитетных организаций можно назвать: Национальный центр технологий и разрешения споров; Канадскую рабочую группу по электронной коммерции и потребителям; Австра­лийский национальный консультативный совет по альтерна­тивному разрешению споров (NADRAC); Альянс за глобаль­ный бизнес; Американскую ассоциацию юристов и др.

В российском правовом пространстве процесс создания подобных структур находится на начальной стадии. Но это не означает, что сообщество отечественных юристов противится принятию электронных технологий альтернативного разре­шения споров. Полагаем, что отставание в данном направле­нии связано: с отсутствием системной работы по подготовке специалистов в области реализации онлайн-технологий; с инертностью и консервативностью российской адвокатской среды, так как именно адвокатское сообщество имеет отно­шение к большинству институтов, связанных с внесудебным разрешением споров; с отсутствием у практикующих юристов знаний о передовых западных технологиях в области разреше­ния конфликтов.

You may also like...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *