Право на односторонний отказ от потребительского договора в государствах-членах ЕАЭС и ЕС: сравнительно-правовой анализ

Автор: Александр Грин
Категория: Новости в мире Создано: 15.08.2017 12:18

ШЛЯХТИН Игорь Сергеевич
аспирант кафедры гражданского права и процесса Российского экономического университета имени Г. В. Плеханова, юрист общества с ограниченной ответственностью «Ритейл Хотлайн»

Свобода заключения договора определена в гражданском законодательстве с точки зрения частных лиц, договором еще не связанных, и, тем самым, очерчивает нижнюю, или мини­мальную, границу свободы договора. Но свобода договора не простирается бесконечно в сторону, противоположную своей нижней границе, - ее верхней, или максимальной, границей выступает свобода заключения соглашений об изменении или расторжении существующих (заключенных) договоров. В этом аспекте свобода договора, как отмечает В. А. Белов, так­же «имеет предел: законом или добровольно принятым обя­зательством могут быть предусмотрены случаи изменения и прекращения договоров, невзирая на намерение (или даже во­преки намерению) кого-либо из участников».

Принцип недопустимости одностороннего отказа от ис­полнения обязательства, в том числе договорного обязатель­ства, и одностороннего изменения его условий известен всем национальным правопорядкам ЕАЭС. Устанавливая данный принцип, национальные гражданские кодексы вместе с тем допускают из него исключения.

Общим для всех национальных правопорядков ЕАЭС яв­ляется то, что, как исключение из названного принципа, право той или иной стороны на односторонний отказ от исполнения обязательства (одностороннее изменение его условий) может быть предусмотрено, прежде всего, законом или иным право­вым актом. В вопросе же допустимости предоставления та­кого права договором, подходы национальных гражданских кодексов различаются.

В России и Армении национальные гражданские кодек­сы допускают предоставление такого права договором, толь­ко если обязательство связано с осуществлением предприни­мательской деятельности всеми его сторонами. При этом в России гражданский кодекс дополнительно оговаривает, что, если исполнение обязательства связано с осуществлением предпринимательской деятельности не всеми его сторонами, такое право может быть предоставлено договором лишь стороне, не осуществляющей предпринимательской деятельно­сти. Согласно разъяснениям Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, цель данной нормы состоит в защите слабой стороны договора.

В Беларуси, Казахстане и Киргизии, напротив, нацио­нальные гражданские кодексы позволяют сторонам согласо­вать в договоре между собой право той или иной из них на односторонний отказ от его исполнения (одностороннее изме­нение его условий) вне зависимости от субъектного состава и иных особенностей договора.

Тем самым, такое ограничение свободы договора, как не­допустимость согласования в договоре с участием потребителя права контрагента, осуществляющего предпринимательскую деятельность, на односторонний отказ от исполнения догово­ра (одностороннее изменение его условий), прямо следует из закона не во всех государствах-членах ЕАЭС, а только в России и Армении.

Между тем необходимо учитывать, что, как в России, так и в других государствах-членах ЕАЭС, договоры с участием потребителя в своем большинстве являются публичными. В свою очередь, согласно правовой позиции, сформулирован­ной Конституционным Судом РФ, обязательность заключения публичного договора при наличии возможности предоста­вить соответствующие услуги означает и недопустимость од­ностороннего отказа продавца (исполнителя) от исполнения обязательств по договору, если у него имеется возможность их исполнить (предоставить соответствующие товары, работы, услуги), поскольку в противном случае требование закона об обязательном заключении договора лишалось бы какого бы то ни было смысла и правового значения. Законными причина­ми прекращения публичного договора не могут признаваться такие, которые обусловлены исключительно волей лица, пре­доставляющего товары (работы, услуги)5. Иное означало бы чрезмерное ограничение (умаление) конституционной свобо­ды договора для гражданина, заключающего публичный дого­вор, и создавало бы неравенство, недопустимое с точки зрения справедливости6. Учитывая, что в других государствах-членах ЕАЭС действует такой же, как и в России, запрет отказывать потребителю в заключении публичного договора при нали­чии возможности предоставить ему соответствующие товары (работы, услуги), данная правовая позиция справедлива и для правопорядков других государств-членов ЕАЭС.

Тем самым, такое ограничение свободы договора, как не­допустимость согласования в публичном договоре права лица, обязанного предоставить потребителю товар (работу, услугу), на односторонний отказ от исполнения договора (односторон­нее изменение его условий), следует из закона во всех государ­ствах-членах ЕАЭС. Отличия здесь касаются только субъектно­го состава публичного договора: в России профессиональной стороной, обязанной заключить публичный договор, призна­ется лицо, осуществляющее приносящую доход деятельность, в других государствах-членах ЕАЭС - только коммерческая ор­ганизация и индивидуальный предприниматель.

Возвращаясь к вопросу об исключениях из принципа недопустимости одностороннего отказа от исполнения обя­зательства (одностороннего изменения его условий), пред­усмотренных законом, следует отметить, что в целях защиты интересов потребителя, как слабой стороны договора, наци­ональные законодательства государств-членов ЕАЭС содер­жат довольно обширный перечень таких исключений. Право потребителя на немотивированный, не связанный с наруше­нием контрагентом договорных обязательств (равно как и с существенным изменением обстоятельств и пр.), односторон­ний отказ от исполнения договора (одностороннее изменение его условий) предусмотрено национальными законами в той или иной степени для всех типов (видов, подвидов) договоров с участием потребителя, в том числе договоров по передаче имущества в собственность, в пользование, по выполнению ра­бот, по оказанию услуг, в том числе финансовых услуг.

В случаях, когда право на односторонний отказ от испол­нения договора (одностороннее изменение его условий) пре­доставлено потребителю императивной нормой закона (иного правового акта), ограничением свободы договора является то, что сторонами не может быть согласован отказ потребителя от осуществления данного права. Такое соглашение будет не­действительным, как нарушающее требования закона (иного правового акта) и посягающее на особо значимые охраняемые законом интересы.

По общему правилу, для осуществления права на отказ от договора достаточно уведомить об этом контрагента, с мо­мента получения им такого уведомления договор считается прекращенным (п. 1 ст. 450.1 ГК РФ). Предоставляя потребите­лю такую серьезную льготу, как право на немотивированный односторонний отказ от исполнения договора (одностороннее изменение его условий), национальные законы одновременно с этим в целях защиты интересов контрагента (обеспечения баланса интересов сторон) устанавливают ограничения дан­ного права в виде определенного срока, в течение которого такое право может быть осуществлено (пресекательного сро­ка), обязанности возместить расходы контрагента и др. По­мимо прочего, в России гражданский кодекс дополнительно оговаривает, что сторона, которой законом или договором предоставлено право на односторонний отказ от исполнения договора (одностороннее изменение его условий), при осу­ществлении этого права должна действовать добросовестно и разумно (п. 4 ст. 450 и п. 4 ст. 450.1 ГК РФ).

Ниже обобщенно показаны основные случаи, когда на­циональные законы государств-членов ЕАЭС предоставляют потребителю право на (немотивированный) односторонний отказ от исполнения договора (одностороннее изменение его условий).

  1. Обязательства по передаче имущества в собственность:
    • Договор розничной купли-продажи.

Во всех государствах-членах ЕАЭС покупатель вправе об­менять товар на аналогичный (других размера, формы, габа­рита, фасона, расцветки или комплектации), произведя в слу­чае разницы в цене необходимый перерасчет с продавцом, а при отсутствии необходимого для обмена товара - возвратить приобретенный товар и получить уплаченную за него денеж­ную сумму. Тем самым, применительно к договору розничной купли-продажи национальные законы наделяют потребителя правом как на одностороннее изменение условия о предмете договора (характеристиках товара), так и на односторонний отказ от исполнения договора.

В целях недопущения грубого нарушения баланса интере­сов сторон, данное право потребителя ограничено. Во-первых, не подлежат возврату (обмену) непродовольственные и иные товары из перечня, утвержденного правительством (Россия, Беларусь, Киргизия) или приведенного непосредственно в законе (Армения, Казахстан). Во-вторых, товар может быть возвращен (обменян), только если он не был в употреблении, сохранил потребительские свойства и есть доказательства его приобретения у данного продавца. В-третьих, данное право может быть осуществлено не позднее четырнадцати дней с момента передачи товара (не считая дня покупки), если про­давцом не объявлен более длительный срок.

Между тем, для договора розничной купли-продажи, за­ключенному дистанционным способом, в России и Киргизии, в отличие от других государств-членов ЕАЭС (где такой дого­вор вовсе не поименован), законом предусмотрен (без объек­тивных тому оснований) сокращенный пресекательный срок (пять и семь дней соответственно), который, однако, может быть увеличен (до трех месяцев), если в момент доставки то­вара не была предоставлена информация о порядке и сроках его возврата.

  • Договор энергоснабжения.

Во всех государствах-членах ЕАЭС абонент-гражданин, использующий энергию для бытового потребления, вправе ис­пользовать ее в необходимом ему количестве и в любое время расторгнуть договоров энергоснабжения при условии полной оплаты использованной энергии. Тем самым, применительно к договору энергоснабжения национальные законы наделяют потребителя-гражданина правом как на одностороннее изме­нение (своими фактическими действиями) условия о предме­те договора (количестве товара), так и на односторонний отказ от исполнения договора.

  1. Обязательства по передаче имущества в пользование: договор проката.

Во всех государствах-членах ЕАЭС арендатор вправе в любое время отказаться от договора проката при условии внесения соответствующей части арендной платы, исчисляе­мой включительно до дня фактического возврата имущества. В России, в отличие от других государств-членов ЕАЭС, закон дополнительно оговаривает, что уведомление должно быть направлено в письменной форме не менее чем за десять дней.

прав потребителей»; ст. 465 ГК КР и ст. 24 и п. 3 ст. 24.1 Закона КР «О защите прав потребителей».

  1. Обязательства по выполнению работ: договор бытового подряда.

Во всех государствах-членах ЕАЭС заказчик вправе в лю­бое время до сдачи ему работы отказаться от исполнения дого­вора бытового подряда при условии уплаты подрядчику части установленной цены пропорционально части работы, выпол­ненной до уведомления об отказе, и возмещения подрядчику расходов, произведенных до этого момента в целях исполне­ния договора, если расходы не входят в указанную часть цены работы.

  1. Обязательства по оказанию услуг: договор возмездного оказания услуг.

Во всех государствах-членах ЕАЭС заказчик вправе в лю­бое время отказаться от исполнения договора возмездного ока­зания услуг при условии оплаты исполнителю фактически по­несенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по договору. Исходя из практики применения данной право­вой нормы, отказ заказчика возможен в любое время - как до начала исполнения услуги, так и в процессе ее оказания. При этом заказчик должен оплатить исполнителю необходимые расходы, понесенные им в счет услуг как оказанных, так еще не оказанных до момента отказа. Такие расходы доказываются исполнителем и могут быть оплачены заказчиком как до отка­за от исполнения договора, так и после него, в том числе взы­сканы в судебном порядке.

  1. Обязательства по оказанию финансовых услуг:
  2. 1. Кредитный договор.

Во всех государствах-членах ЕАЭС заемщик вправе отка­заться от получения кредита полностью или частично, уведо­мив об этом до истечения срока его предоставления. В России и Армении заемщик-потребитель также вправе отказаться от кредитного договора, вернув всю сумму кредита в течение определенного законом срока (четырнадцати и семи дней со­ответственно) со дня его получения, причем без предваритель­ного уведомления, но с уплатой процентов за фактический срок кредитования. В Армении в том же порядке заемщик-по­требитель вправе расторгнуть кредитный договор и в случае расторжения договора о предоставлении товара (работы, ус­луги), финансируемого посредством кредита.

Кроме того, в России, Армении и Киргизии заемщик- потребитель вправе вернуть сумму кредита (полностью или частично) досрочно, уведомив об этом за тридцать дней, если договором не установлен более короткий срок, с уплатой про­центов, начисленных до дня возврата соответствующей суммы. Тем самым, в этих государствах закон наделяет заемщика-по- требителя правом как на односторонний отказ от кредитного договора, так и на одностороннее изменение его условия о сро­ке возврата суммы займа.

В отличие от них, в Беларуси и Казахстане сумма займа, предоставленного под проценты, может быть возвращена до­срочно лишь только с согласия займодавца. Следует отметить, что в России до внесения Федеральным законом от 19.10.2011 № 284-ФЗ изменений в статьи 809 и 810 ГК РФ и, соответствен­но, до принятия Федерального закона от 21.12.2013 № 353- ФЗ «О потребительском кредите (займе)» действовала такая же норма. Тем не менее, судебная практика все же выводила право заемщика-потребителя на досрочный возврат кредита, применяя к кредитным правоотношениям - по аналогии (ст. 6 ГК РФ) - положения ст. 32 Закона РФ «О защите прав по­требителей», которые специально (применительно к правоот­ношениям с участием потребителя) предусматривают право гражданина-потребителя на односторонний отказ от испол­нения договора об оказании услуг. В Беларуси и Казахстане применение такой аналогии невозможно, поскольку их наци­ональные законы о защите прав потребителей такого специ­ального положения не содержат.

  • Договор банковского вклада.

Во всех государствах-членах ЕАЭС вкладчик-гражданин вправе по первому требованию получить вклад любого вида, в том числе срочный и на иных условиях, но при этом ему вы­плачиваются проценты как по вкладу до востребования, если договором не предусмотрен иной размер процентов. В Кир­гизии, в отличие от других государств-членов ЕАЭС, закон прямо оговаривает, что на случай досрочного возврата вклада договором может быть предусмотрен только более высокий размер процентов.

  • Договор банковского счета.

Во всех государствах-членах ЕАЭС клиент вправе в любое время расторгнуть договор банковского счета и получить оста­ток денежных средств на закрываемом счете.

  • Договор страхования.

Во всех государствах-членах ЕАЭС страхователь (выгодо­приобретатель) вправе в любое время, если к этому моменту возможность страхового случая не отпала, отказаться от до­говора страхования, но при этом, если иное не предусмотре­но договором, ему не возвращается уплаченная страховщику страховая премия.

Таким образом, сравнительно-правовой анализ показы­вает, что в государствах-членах ЕАЭС нормативное правовое регулирование в вопросе предоставления потребителю права на (немотивированный) односторонний отказ от исполнения договора (одностороннее изменение его условий) в основном сходно. Различия касаются главным образом договора рознич­ной купли-продажи, заключенного дистанционным способом, и кредитного договора. Как показывает опыт ЕС, эти договоры являются одними из тех, которые имеют особое значение для формирования единого рынка межгосударственного интегра­ционного объединения.

В Европейском союзе право на односторонний отказ от договора относится к одним из наиболее востребованных инструментов частноправовой защиты потребителя. Такое право позволяет потребителю еще раз, уже после заключения договора, обдумать сделку (взвесить все pro et contra) и при­нять окончательное решение «на холодную голову» - отсюда термин «cooling-off period», используемый институтами ЕС наряду с термином «right of withdrawal». При этом нацио­нальным правопорядкам, имплементировавшим положения соответствующих директив, известны едва ли не все мыслимые догматические конфигурации отказа от договора.

Законодательство ЕС предусматривает право потребите­ля на односторонний отказ от договора, как правило, в тех слу­чаях, когда договор по своему способу заключения или типу (виду) создает для потребителя дополнительные опасности. К таким договорам на общеевропейском уровне относятся до­говор, заключенный дистанционным способом или вне тор­гового помещения, кредитное соглашение, договор таймшера и долгосрочного туристического продукта, право на отказ от которых предусмотрено соответственно Директивой «О пра­вах потребителя...», Директивой «О кредитных соглашениях с потребителями.», Директивой «О защите потребителей в отношении некоторых аспектов таймшера, долгосрочного ту­ристического продукта, их перепродажи и мены».

  1. Договор, заключенный дистанционным способом или вне торгового помещения (ст. ст. 9-16 Директивы «О правах по­требителя.»).

В ЕС потребитель вправе отказаться от договора, заклю­ченного дистанционным способом или вне торгового помеще­ния, в течение 14 дней, которые в случае розничной купли-про­дажи исчисляются со дня поступления товара в физическое владение потребителя или указанного им лица, кроме пере­возчика; а в случае оказания услуг или энергоснабжения - со дня заключения договора. Если перед заключением договора торговец не предоставил потребителю информацию о праве на односторонний отказ от договора, пресекательный срок увеличится еще на 1 год, но истечет через 14 дней после того, как торговец предоставит соответствующую информацию.

В случае розничной купли-продажи потребитель при одностороннем отказе от договора несет бремя расходов на возвращение товара и отвечает за уменьшение его ценности, возникшее вследствие обращения с ним таким способом, ко­торый не является необходимым для установления природы, характеристик и функционирования товара; а в случае оказа­ния услуг или энергоснабжения - уплачивает торговцу сумму, пропорциональную тому, что было предоставлено до уведом­ления об отказе, в сравнении с общей ценой всего предостав­ления по договору.

В целях защиты интересов торговца (обеспечения балан­са интересов сторон) в Директиве «О правах потребителя...» приведен также перечень случаев, когда право потребителя на отказ от договора не действует. В частности, когда договор заключен на торгах; договор оказания услуг полностью испол­нен торговцем (финансовых услуг - обеими сторонами) при условии, что перед этим потребитель согласился на то, чтобы исполнение договора началось, и признал то, что он лишается права на отказ, как только договор будет исполнен; товар изго­товлен по спецификациям потребителя или имеет индивиду­ально определенные свойства, быстро изнашивается или пор­тится либо по медицинским или гигиеническим причинам не может быть возвращен после вскрытия упаковки; цена товара (услуги) зависит от изменений на финансовом рынке, находя­щихся вне контроля торговца, и в некоторых иных случаях.

Наряду с Директивой «О правах потребителя.», но применительно только к оказанию финансовых услуг, право потребителя на односторонний отказ от дистанционного до­говора (при условии оплаты фактически оказанных услуг) дополнительно предусмотрено положениями ст. ст. 6 и 7 Ди­рективы «О дистанционной торговле финансовыми услугами с потребителями.»28, которые в целом устанавливают такой же порядок, что и соответствующие положения Директивы «О правах потребителя.».

  1. Кредитное соглашение (ст. ст. 14-16 Директивы «О кре­дитных соглашениях с потребителями.»).

В ЕС потребитель вправе отказаться от кредитного согла­шения в течение 14 дней, которые исчисляются со дня заклю­чения соглашения или со дня получения информации о его содержании (в зависимости от того, что произошло позднее), при условии возвращения кредитору полученной суммы кре­дита и уплаты процентов за фактический срок кредитования. Потребитель также вправе в любое время досрочно полностью или частично исполнить свои обязательства по кредитному соглашению при условии уплаты возмещения в справедливом и обоснованном размере, не превышающем предусмотренных директивой пределов.

Потребитель перестает быть связан кредитным соглаше­нием и в случае отказа от договора о предоставлении товара (услуги), финансируемого посредством кредита и образующе­го с кредитным соглашением экономическое единство. В свою очередь, при отказе от кредитного соглашения потребитель перестает быть связан договорами на предоставление допол­нительных услуг, заключенных с кредитором или третьим ли­цом, действующим по соглашению с кредитором.

  1. Договоры таймшера и долгосрочного туристического продукта (ст. ст. 6-11 Директивы «О защите потребителей в отношении некоторых аспектов договоров таймшера, долго­срочного туристического продукта, их перепродажи и мены»).

В ЕС потребитель вправе отказаться от договора таймше- ра или долгосрочного туристического продукта в течение 14 дней, которые исчисляются со дня заключения договора или со дня получения экземпляра договора (в зависимости от того, что произошло позднее). Если перед заключением договора торговец не предоставил потребителю предусмотренные ди­рективой информационный или отказной формуляры, пре­секательный срок увеличится соответственно еще на 1 год или на 3 месяца, но истечет через 14 дней после того, как торговец предоставит соответствующий формуляр.

При отказе от договора таймшера или долгосрочного туристического продукта потребитель перестает быть связан договорами на предоставление дополнительных услуг, заклю­ченных с торговцем или третьим лицом, действующим по со­глашению с торговцем.

В отличие от иных договоров, при отказе от договора таймшера или долгосрочного туристического продукта по­требитель освобождается от возмещения торговцу каких бы то ни было расходов, в том числе от возмещения стоимости того, что было предоставлено до отказа от договора. Более того, до истечения пресекательного срока торговцу запрещено получать от потребителя предварительную оплату или иное встречное предоставление.

Наряду с названными директивами, право потребите­ля на отказ от договора, согласованного вне торгового поме­щения, в том числе дистанционным способом, и от договора таймшера предусматривает Проект Общей системы коорди­нат (Draft Common Frame of Reference; далее - DCFR).

Как общее правило, право на отказ от договора осущест­вляется путем уведомления другой стороны и не требует объ­яснения каких-либо причин, причем, если из обстоятельств не следует иное, возвращение предмета договора также считает­ся уведомлением (ст. II. - 5:102). Право на отказ может быть осуществлено в любое время после заключения договора и до истечения пресекательного срока, который составляет 14 дней с момента заключения договора или предоставления инфор­мации о праве на отказ либо, если предметом договора явля­ется товар, с момента передачи товара (в зависимости от того, что произошло позднее), но в любом случае не позднее 1 года с момента заключения договора (ст. II. - 5:103). Отказ от до­говора прекращает договорные обязательства обеих сторон, и каждая из них должна возвратить другой то, что было испол­нено ей по договору, а при невозможности возвращения в на­туре - возместить стоимость исполненного (ст. II. - 5:105). При этом DCFR особо оговаривает, что отказ потребителя от дого­вора о предоставлении товара (иного имущества, услуг) одно­временно влечет прекращение обязательств из всех связанных договоров. Причем договор о предоставлении товара (иного имущества, услуг) и финансирующий его кредитный договор считаются связанными, если кредитором является торговец, предоставляющий этот товар (иное имущество, услугу), или третье лицо, пользующееся услугами торговца по подготовке и заключению кредитного договора, либо если кредитный до­говор называет определенный товар (иное имущество, услугу), финансируемый этим кредитом, и такая связь между догово­рами была предложена торговцем или кредитором, либо если есть аналогичная экономическая связь (ст. II. - 5:106).

Подобно Директиве «О правах потребителя...», DCFR со­держит перечень случаев, когда право потребителя на одно­сторонний отказ от договора, согласованного вне торгового помещения, в том числе дистанционным способом, не дей­ствует. Этот перечень несколько шире, чем в директиве, за счет включения в него договоров, заключенных с использованием автоматов, договоров купли-продажи еды, напитков или иных товаров ежедневного потребления, предоставляемых на дом или на работу потребителя постоянным разносчиком, и неко­торых иных договоров (ст. II. - 5:201).

Подобно Директиве «О защите потребителей в отноше­нии некоторых аспектов договоров таймшера, долгосрочного туристического продукта, их перепродажи и мены», DCFR за­прещает торговцу требовать или принимать от потребителя какие-либо предварительные платежи в течение срока осу­ществления права на отказ. Вместе с тем, в отличие от директи­вы, DCFR все же допускает согласование в договоре таймшера обязанности потребителя возместить торговцу определенные расходы, а именно - прямо названные в договоре разумные и необходимые расходы, понесенные в результате заключения договора и отказа от него, связанные с юридическими фор­мальностями, подлежащими завершению до истечения пре­секательного срока (ст. II. - 5:202).

Таким образом, сравнительно-правовой анализ пока­зывает, что в вопросе предоставления потребителю права на отказ от договора основные различия, существующие между, с одной стороны, национальными законодательствами госу­дарств-членов ЕАЭС о защите прав потребителей и, с другой стороны, потребительскими директивами ЕС вкупе с проек­том кодификации европейского частного права (DCFR), сосре­доточены в таких аспектах, как:

  • перечень типов (видов, подвидов) договоров, в отноше­нии которых потребитель имеет право на отказ;
  • срок осуществления права на отказ от договора, вклю­чая его продолжительность и возможность продления;
  • последствия осуществления права на отказ от догово­ра, в том числе влияние отказа на связанные договоры.

Подводя итог, необходимо заключить, что в целях форми­рования для потребителей равных условий по защите их прав и законных интересов для государств-членов ЕАЭС актуальна гармонизация национальных законодательств по следующим проблемным вопросам: (1) недопустимость согласования в договоре с участием потребителя права контрагента (профес­сиональной стороны) на немотивированный односторонний отказ от исполнения договора (одностороннее изменение его условий); (2) предоставление потребителю права на отказ от договора, заключенного дистанционным способом, и права на отказ от кредитного договора вместе с правом на досрочный возврат кредита, в том числе установление одинаковых сроков и последствий осуществления этих прав; (3) влияние осущест­вления потребителем права на отказ от договора на существо­вание связанных с ним договоров.

Зимние модные шапки

2016-08-30

Женственность и роскошь – девиз коллекций этого сезона. В моде дорогие меха и простые фасоны. ...

Читать...

Срочный займ от частника – как взять, есть ли риск?

2016-07-10

 В последние годы взять кредит в банке становится все сложнее, ниша банковских услуг в плане кредитов и займов не пустует. Человеку, решившему взять деньги в долг срочно в Омске, свои выгодные предл...

Читать...

Использование аутсорсинга в государственном и муниципальном управлении

2016-10-10

 В статье рассматриваются особенности такой рыночной технологии, как аутсорсинг, позволяющей сократить издержки, сэкономить внутренние ресурсы и повысить эффективность функционирования организации...

Читать...

Система Orphus
Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru