Особенности банкротства сторон лизингового договора

Особенности банкротства сторон лизингового договора
Rate this post

В статье рассмотрены актуальные проблемы, связанные с договором лизинга, в части банкротства сторон такого договора. Проанализировав положения Гражданского кодекса Российской Федерации, положения иных федеральных законов в сфере лизинга, а также судебную практику, затрагивающую так или иначе договор лизинга, автор выделяет несколько проблем, существующих в данной области, предлагая внести изменения для устранения данных проблем, а также для развития лизинга в целом.

На данный момент в законодательстве о банкротстве от­сутствуют специальные нормы о банкротстве лизингодателя или лизингополучателя. Банкротство одной из сторон прово­дится на основании общих положений ФЗ «О несостоятельно­сти (банкротстве)»1 и ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)»2. Однако данные правила не позволяют надлежащим образом защитить интересы одной из сторон при банкротстве другой. Нормы законодательства о банкротстве прерогативны над об­щими нормами права, они имеют свою специфику. При бан­кротстве лизингополучателя лизингодатель может лишиться права возвратить переданное имущество. Судебная практика в данном вопросе неоднозначна. Можно выделить тенденцию, что если вся сумма лизинговых платежей, в том числе имуще­ства, включена в реестр требований кредиторов лизингопо­лучателя, то лизингодатель не имеет возможности требовать возврата лизингового имущества. Иначе это поставило бы лизингодателя в более выигрышное положение перед осталь­ными кредиторами. Если же лизингодатель получает от долж­ника платежи по договору лизинга в преддверии банкротства, это может повлиять на интересы остальных кредиторов. Ар­битражный управляющий будет вправе оспорить такую сдел­ку и взыскать деньги в пользу лизингополучателя.

Есть мнение, что при банкротстве лизингополучателя ли­зингодатель находится в более лучшей позиции чем осталь­ные кредиторы, к примеру залоговые. В данном случае предмет лизинга, находящийся в собственности лизингодателя, является своеобразной мерой обеспечения. При банкротстве лизингополучателя имущество не будет включаться в кон­курсную массу должника. Даже при условии, что обанкро­тившийся лизингополучатель выплатил почти всю выкупную стоимость имущества, договор может быть расторгнут при прекращении поступления лизинговых платежей, и лизинго­датель может потребовать от должника возвратить предмет лизинга. Но тогда лизингодатель должен будет вернуть лизин­гополучателю уплаченные в счет погашения выкупной цены имущества, средства. Тем не менее на практике же возникают проблемы при возврате имущества лизингодателю. Иногда имущество включают в конкурсную массу, либо по ошибке, либо в результате недобросовестных действий конкурсного управляющего, для последующей реализации его на торгах. Иногда лизингополучатель закладывает имущество в банк, вы­давая его за собственное.

При банкротстве лизингополучателя требования лизин­годателя об уплате лизинговых платежей, возникших до мо­мента принятия заявления о признании должника банкротом, удовлетворяются в третью очередь. А требования лизингода­теля об уплате лизинговых платежей, которые возникли после принятия заявления о признании должника банкротом, от­носятся к текущим платежам и удовлетворяются из конкурс­ной массы вне очереди. Также есть риски лизингодателя, не связанные с лизингополучателем, например, если лизингода­телю продадут имущество для передачи лизингополучателю с недостатками, то лизингополучатель может потребовать передачи ему качественной вещи. Поэтому лизингодатель должен обратить требование к продавцу о замене вещи либо о расторжении договора купли-продажи, но часто к этому мо­менту у продавца возникают финансовые проблемы, которые он решает с помощью банкротства. Лизингодатель всегда не­сет риски утраты имущества. Предмет лизинга всегда подле­жит страхованию, однако если вдруг случай утраты не будет признан страховым, лизингодатель лишится права на страхо­вое возмещение. В данном случае он может обратиться к ли­зингополучателю с иском, но к моменту рассмотрения дела или исполнения решения суда он может стать банкротом. К банкротству лизингодателей, как правило, приводит расту­щее количество неплатежей, что часто связано с наличием в лизинговом портфеле большого числа лизингополучателей с высоким уровнем рисков. В случае банкротства лизингодате­ля добросовестный лизингополучатель оказывается в крайне невыгодном положении. Обычно договор лизинга предус­матривает переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю после оплаты лизинговых платежей и выкупной цены. Лизингодатель, являясь в течение срока дей­ствия договора владельцем имущества, зачастую передает это имущество в залог банку, в целях обеспечения исполнения кредитных договоров. Банк становится залоговым кредито­ром, и получает преимущественное право на удовлетворе­ние своих требований из стоимости заложенного имущества. Права лизингополучателя на предмет лизинга при смене соб­ственника сохраняются, но это влияет на рыночную стоимость имущества, по которой предмет лизинга может быть продан с торгов. Не все покупатели захотят приобретать имущество, обремененное правами лизингополучателя. В данном слу­чае, при процедуре конкурсного производства арбитражный управляющий обычно расторгает договор. Такое возможно, если исполнение договора может привести к убыткам долж­ника. Таким образом, соблюдаются права банка-залогодер­жателя, который получает положенные ему средства от про­дажи имущества. При этом права лизингополучателя уходят на второй план. Лизингополучатель в данном случае может только предъявить самостоятельный иск о взыскании денеж­ных средств, уплаченных в составе лизинговых платежей в счет возмещения выкупной цены. Поэтому для лизингополуча­теля банкротство лизингодателя приводит в невозможности получить имущество в собственность. Также стоит затронуть риски, связанные с выкупной стоимостью предоставляемого в лизинг имущества. Часто выкупная цена фактически включа­ется в состав лизинговых платежей, а формально устанавлива­ется в минимальном размере или не выделяется вообще. До 2010-2011 гг. судебная практика складывалась так, что при до­срочном расторжении договора лизинга, в том числе в связи с несвоевременной оплатой лизинговых платежей, суды изы­мали у лизингополучателя имущество и взыскивали полную сумму просроченных лизинговых платежей. Так, суды не при­нимали доводов лизингополучателей о том, что часть выкуп­ной цены уже оплачена. В данных случаях лизингополучатели оставались и без имущества и без денег. Однако после 2010 г. Высший Арбитражный суд Российской Федерации изменил подход к таким делам, и теперь если договор расторгнут и имущество возвращено лизингодателю, то лизингополучатель имеет право требовать от лизингодателя возврата уплаченной части стоимости имущества. Суды стали взыскивать такие вы­платы в качестве неосновательного обогащения.

И все же на практике возникают случаи, когда лизинго­получатели не могут вернуть выкупные платежи в рамках дела о банкротстве, хотя лизинговое имущество было возвра­щено лизингодателю, а лизингополучатель-банкрот просто не успевает его выкупить до конца (лизингополучатель-бан­крот, по соглашению о замене стороны, передает свои права и обязанности по договору лизинга третьей стороне. В новом соглашении указано, что лизингополучатель-банкрот и новый лизингополучатель могут получить друг от друга встречное предоставление, которое не может выражаться в передаче прав и обязанностей, являющихся предметом настоящего со­глашения. Таким образом, так как новый лизингополучатель получал имущественную выгоду, в размере уже уплаченных выкупных платежей, лизингодатель снимает с себя обязатель­ство по возмещению лизингополучателю-банкроту выкупных платежей, переложив это бремя на нового лизингополучате­ля. Однако новый лизингополучатель соглашение о встречном предоставлении лизингополучателю-банкроту не заключил, а через некоторое время, не исполнив договор лизинга, возвра­щает лизинговое имущество лизингодателю. Лизингодатель же не вернул выкупные платежи ни лизингополучателю-бан- кроту, ни новому лизингополучателю, следовательно, можно говорить о том, что появилось неосновательное обогащение.

Участники лизинговой сделки должны требовать макси­мально прозрачных условий лизингового договора во избежа­ние проблем. Стороны должны застраховать ответственность по договору лизинга. В данном случае страховая премия будет заложена как в стоимость лизинга, так и в стоимость товаров лизингополучателя, что в данном случае снижает конкуренто­способность обеих сторон договора. В случае когда договором лизинга предусмотрен выкуп имущества, нужно вычленить стоимость имущества из состава лизинговых платежей. Сторо­нам необходимо проводить четкую проверку финансового со­стояния другой стороны и более активно идти на досудебное урегулирование спора.

Стоит отметить, что в ФЗ «О защите конкуренции» ли­зинговые компании признаются финансовыми организаци­ями, однако в ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» ли­зинговые компании единственные из перечня финансовых организаций, не имеющие регулирование особенностей бан­кротства в ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Исходя из всего вышесказанного, автор считает, что уре­гулировать проблемы, связанные с банкротством сторон ли­зингового договора необходимо путем внесения изменений и установления порядка регулирования банкротства на законо­дательном уровне. В частности установить процедуру возврата имущества, принадлежащего лизингодателю, в случаях, если в отношении лизингополучателя введена процедура банкрот­ства, закрепить невозможность одностороннего расторжения договоров арбитражными управляющими, и таким образом обеспечить гарантии лизингополучателя в отношении пред­мета лизинга, закрепить возможность обеспечить выполнение обязательств по уплате лизинговых платежей с помощью бан­ковских гарантий. Автор полагает, наиболее приемлемый ва­риант — это принятие 9 параграфа «Особенности банкротства сторон лизингового договора» в главе 9 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 3 (94) 2016

You may also like...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *