Межрегиональная асимметрия территорий и миграционная мобильность населения в России: проблемы и взаимосвязи

Межрегиональная асимметрия территорий и миграционная мобильность населения в России: проблемы и взаимосвязи
Rate this post

 В статье проанализированы основные показатели внутрироссийских миграционных процессов и жизненного уровня населения, выявлены причинно-следственные связи, позволяющие сгладить остроту проблемы межрегиональной асимметрии по уровню и качеству жизни территорий и активизировать миграционную мобильность населения. Определены приоритетные направления преодоления дисбаланса на российском рынке труда и стимулирования внутренних миграционных потоков.

В настоящее время в условиях нестабильной социально­экономической ситуации в России государством определены приоритетные направления, позволяющие стране выйти на новый уровень экономического развития. В их числе модер­низация экономики, внедрение инноваций, изменения струк­туры промышленного производства и реализация стратегии импортозамещения. Однако повышение уровня благососто­яния страны в ракурсе указанных направлений осложняется проблемой недостатка ресурсов, в первую очередь, высококва­лифицированных работников.

Преодолению дефицита трудовых ресурсов в отраслях экономики страны и выравниванию дисбалансов на россий­ском рынке труда, на наш взгляд, способствует активизация миграционной подвижности населения. Заметим, миграцион­ная подвижность населения в России крайне низкая по сравне­ния с развитыми странами. Основным барьером, снижающим миграционную активность труда, является экономический фактор, а остальные (геополитические, природно-климати­ческие и социальные) оказывают незначительное влияние на миграцию рабочей силы.

Принятая в 2012 г. Концепция государственной миграци­онной политики РФ до 2025 г. должна была активизировать миграционную мобильность населения. Однако на настоящий момент времени результативность государственной мигра­ционной программы России ничтожно мала по сравнению с количеством свободного перемещения трудовых мигрантов. Данные Министерства труда и социальной защиты Россий­ской Федерации за период с 2012 по 2015 годы свидетельству­ют о том, что государственной услугой по внутрироссийской миграции труда воспользовались только 34,1 тыс. граждан, в том числе 6278 человек в 2015 г.

Значительная межрегиональная асимметрия по уровню и качеству жизни территорий является мотивацией для ми­грации населения в субъекты РФ, привлекательные для пере­селения. Но миграционный поток сдерживает серьезное огра­ничение: так называемые «ловушки бедности». И влияние данной проблемы усиливается, приводя к снижению внутрен­них миграционных потоков. Так, по данным официальной статистики, если численность бедных в России 2013 г. состав­ляла лишь 15,5 млн. чел., то в 2015 г. — 19,1 млн. чел. Масштаб­ному росту бедности в стране способствовали негативные про­цессы, наблюдаемые в отечественной экономике (рецессия, рост уровня безработицы, высокие темпы инфляции, резкое ослабление национальной валюты). Экономический кризис внес свои коррективы в наметившуюся ранее положительную динамику макроэкономических показателей доходов и уров­ня жизни населения, прервал тенденцию поступательного ро­ста благосостояния общества. По итогам 2014-2015 гг. произо­шло снижение реальных располагаемых денежных доходов (на 0,7% в 2014 г. и на 4,3% в 2015 г.), реальной среднемесячной заработной платы работников (на 9% в 2015 г), реального раз­мера назначенной месячной пенсии (на 3,8% в 2015 г.) к уровню предыдущего года.

Заметим, заработная плата является основным источ­ником дохода для большинства населения РФ, на ее долю в структуре денежных доходов населения по источникам по­ступления в 2014-2015 г. приходилось 65,9%. Кроме того, опла­та труда является основным источником существования для большинства незанятых членов домохозяйств (иждивенцев этих работников), от ее величины зависит в определенной сте­пени и уровень пенсионного обеспечения лиц наемного труда после выхода на пенсию. Поэтому на основе размеров заработ­ной платы, ее динамики можно судить о динамике уровня и качества жизни большинства населения РФ.

В настоящее время отчетливо видна «экономия» на опла­те труда и со стороны работодателей, и со стороны государ­ства в целом. В результате в стране наблюдается высокий уро­вень трудовой бедности, растет социальная напряженность. Ловушки бедности в стране приводят к снижению динамики постоянной и временной миграции труда, сокращается ми­грационная активность по межрегиональным и внутрирегио­нальным перемещениям населения.

Как показывает действительность, потоки миграции тру­да несколько изменились. Так, если в пределах страны в 2014 г. миграционный прирост составил 19662 чел., то 2015 г. приро­ста миграции населения не произошло. По внутрирегиональ­ной миграции за последние два года изменений не наблюдает­ся, а по межрегиональным миграционным потокам — прирост. Это свидетельствует о росте временной миграции труда, свя­занной с трудоустройством населения вне своего региона. Межрегиональное перемещение труда направлено в центры притяжения миграции рабочей силы, такие как Москва и Мо­сковская область, Санкт-Петербург и районы Крайнего Севера (преобладает вахтовый метод труда). Согласно данным Росста­та в течение 2012-2014 гг. за пределами региона своего прожи­вания работали 2,4 млн. человек.

В структуре межрегиональных миграционных потоков в 2014 г. преобладают мужчины, на долю которых приходится 77,3%. Распределение миграции труда между регионами по возрасту характеризуется превалированием молодежи в воз­расте от 25 до 34 лет, составляющей 35,4% от численности тру­довых мигрантов. Средний возраст трудовых ресурсов в меж­региональных миграционных потоках составляет 37,5 лет, что свидетельствует об активизации трудоспособной молодежи в миграции и поиске лучшей работы. Кроме того, последо­вательно растет доля молодежи в возрасте 15 -24 лет. Данный факт в большинстве случаев связан с миграцией абитуриентов, поступающих в ведущие российские вузы через механизм ЕГЭ и в последующем остающихся в этих же городах на постоян­ное местожительство с возможностью последующего трудоу­стройства в престижные компании с привлекательным уров­нем оплаты труда. На наш взгляд, миграция абитуриентов для многих регионов через определенный временной лаг может привести к дефициту трудовых ресурсов, к потере ими актив­ной и креативной трудоспособной молодежи, что в конечном итоге скажется негативно на социально-экономических по­казателях развития территорий страны. В то же время суще­ствующая миграция абитуриентов потенциально способна оказать положительное воздействие на возникшие дисбалан­сы в экономике страны, активизируя миграционные потоки в сторону «центров экономического роста».

Многие работники трудоспособного возраста считают возможным повышение своего благосостояния только в ус­ловиях постоянного проживания в городской местности, по­этому с 1994 г. наблюдается миграция сельского населения в города. Повышенный риск бедности для сельчан определяется конъюнктурой рынка труда: в сельской местности крайне низ­кий уровень заработной платы работников сельскохозяйствен­ных предприятий и сравнительно высокий уровень общей безработицы. Как показал анализ оплаты труда по отраслям, именно в сельском хозяйстве величина среднемесячной номи­нальной зарплаты самая низкая: 54,5% в 2014 г. и 57,9% в 2015 г. от уровня средней заработной платы по экономике. Такое положение обусловило неравномерную динамику денежных доходов городского и сельского населения, более благопри­ятное социальное развитие города по сравнению с селом. Это автоматически приводит к изменению постоянного местожи­тельства сельского населения. Тем не менее, в структуре меж­региональных и внутрирегиональных миграционных потоков городское население все-таки преобладает над сельским.

Исследование внутрироссийских миграционных потоков в разрезе регионов показало, что отток рабочей силы наи­более значителен в Республике Адыгея (15,7%), Чувашской Республике (13,9%), Республике Калмыкия (11,4%), Тульской области (10,8%), Ивановской области (10,4%) и Еврейской авто­номной области (10,4%). На миграционный отток в регионах значительное влияние оказывает такой фактор как рост меж­региональной дифференциации, зависящей от специфики и уровня социально-экономического развития регионов, раз­личных стартовых предпосылок. Разрыв в величине средне­душевых доходов среди большинства регионов РФ составляет 3-4 раза, а крайние различия еще больше — 7-9 раз. Наиболее благоприятны для процветания регионы, в которых добыва­ются золото, алмазы, газ, нефть, производится электроэнер­гия. Низкий уровень доходов характерен трудоизбыточным регионам, в которых проблема безработицы является особен­но острой. Так, Северо-Кавказскому федеральному округу ха­рактерен самый низкий уровень денежных доходов в расчете на душу населения по РФ (74,5% в 2014 г. к среднему по РФ), а уровень безработицы (11,2%) здесь самый высокий.

За нарастающим межрегиональным неравенством стоят самые разные по скорости и направлению изменения уровня и состава номинальных и реальных доходов. При этом диф­ференциацию оплаты труда по регионам можно назвать ос­новной причиной неравенства по доходу. Высокий уровень валового регионального продукта дает возможность развитым регионам РФ социально прогрессировать при различных ва­риациях социальной политики государства. В 2015 г. к регионам с наибольшей величиной среднемесячной номинальной начисленной зарплаты относились Чукотский АО (79531 руб.), Ямало-Ненецкий АО (77272 руб.), Ненецкий АО (71230 руб.), Магаданская область (65996 руб.), г. Москва (64310 руб.). С дру­гой стороны, среди регионов РФ с самой низкой оплатой труда (в 1,5-2 раза ниже общероссийского уровня — 34030 руб. в 2015 г.) можно выделить республики Дагестан (19239 руб.), Карачае­во-Черкесская (20511 руб.), Кабардино-Балкарская (20866 руб.), Калмыкия (20109 руб.), Чувашия (21369 руб.), Алтайский край (20090 руб.), а также области Ивановская (21161 руб.), Брянская (21679 руб.), Орловская (21772 руб.), Тамбовская (21725 руб.), Костромская (21796руб.).

Существующие региональные различия в оплате труда, экономическая бедность, возникающая из-за превалирова­ния низкооплачиваемых рабочих мест, неконкурентоспособ­ности ряда регионов и отраслей, низкой производительности труда, усиливают напряженность единого социально-эконо­мического пространства РФ, способствуя, тем самым, пере­мещению трудовых мигрантов из вышеуказанных депрес­сивных регионов в основные центры притяжения (г. Москва, г.Санкт-Петербург) и соседние субъекты РФ, привлекатель­ные по показателям социально-экономического развития. В городах-миллионерах на рынке трудовых ресурсов больше высокооплачиваемых рабочих мест, рынок имеет более дивер­сифицированный характер, что определяется опережающим развитием рыночных отношений и появлением новых видов занятости.

Расположение сельского поселения или небольшого го­рода в пределах крупных агломераций создает условия для маятниковой миграции населения в крупные центры. Самый высокий уровень маятниковой миграции труда наблюдался в г. Москва и Санкт-Петербург, регулярными поездками в кото­рые в 2014 г. было охвачено 35% жителей Московской области и 73% — Ленинградской области соответственно.

Значимыми центрами притяжения трудовых мигрантов являются Краснодарский край, Республика Татарстан, Сверд­ловская, Самарская, Ростовская и Тюменская области. В тоже время среди относительно развитых или опережающих по доходу регионов есть и «доноры» трудовых мигрантов, на­пример, Республика Башкортостан (кстати, регион с самым большим оттоком трудовых мигрантов). Так 30% приезжаю­щих на работу в Тюменскую область составляют жители Ре­спублики Башкортостан, в том числе для Ханты-Мансийского АО — это 40% всех трудовых мигрантов в округе и 34% в Ямало­Ненецком АО. Помимо большого оттока трудовых мигрантов Башкортостан сталкивается и с проблемой миграция абиту­риентов, увеличивающей в недалеком будущем дисбаланс на региональном рынке труда, способствующей дефициту высо­коквалифицированных работников для отраслей экономики региона. Таким образом, актуальность повышения эффектив­ности государственной миграционной политики в РФ в насто­ящее время сохраняется.

На наш взгляд, для снижения высокого уровня региональ­ного экономического неравенства, улучшения социально-эко­номической ситуации в регионах РФ, повышения гибкости ре­агирования на трансформацию потребностей рынка трудовых ресурсов, а также активизации внутрироссийской мобильно­сти населения в рамках реализации Концепции государствен­ной миграционной политики РФ до 2025 г. необходимо сосре­доточиться на следующих направлениях:

  • снижение уровня трудовой бедности и повышение уровня благосостояния населения деградирующих регионов на основе роста, в первую очередь, среднемесячной заработ­ной платы;
  • увеличение государственного финансирования мигра­ционной активности трудоспособного населения с целью пре­одолению «ловушек бедности»;
  • определение стратегически важных регионов и террито­рий роста для страны для мотивации притока в них трудовых мигрантов;
  • усиление внутрирегиональной миграции абитуриентов путем создания и развития крупных центров высшего образо­вания в регионах;
  • развитие возможностей по информационному доступу потенциальных трудовых мигрантов к общероссийскому бан­ку вакансий;
  • материализация инициатив государства по развитию системы дешевой аренды государственных квартир, домов, служащей дополнительной мотивацией для миграции рабо­чей силы.

    МУСИН Урал Рамазанович – кандидат экономических наук, доцент кафедры менеджмента и маркетинга Башкирского государственного университета

You may also like...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *